Русское чернокнижье: рассорка на еду или питье

Русское чернокнижье: рассорка на еду или питье

Вода ты моя, водичка, земля ты моя, земличка! На реки на Дунаи - там вот есть избушка, там живет черт с чертухой. Как они чипаются, царапаются, в одно место не сходятся, так бы - и раб Божий (имя) с рабой Божией (имя). Да толкнуть носок с носком.

Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993 гг. Ред. проф. В.П. Аникин. МГУ 1998. 857.

Наговаривают на еду или питье, которые дают привораживаемому, или на его след.
"Встану я (имя рек) и пойду из дверей в двери, из ворот в вороты, в чистое поле, в широкое раздолье, к синему морю-окиану. У того у синего моря Окиана лежит Огненный змей. Сряжается и снаряжается он зажигать горы и долы и быстрые реки; болотные воды со ржавчиною, орлицу с орлятами, скопу со скопятами, травы подкошеные, леса подсеченые. Подойду я поближе, поклонюся пониже. "Гой, еси ты, Огненный змей! Не зажигай ты горы и долы, ни быстрые реки, ни болотные воды со ржавчиною, ни орлицу с орлятами, ни скопу со скопятами; зажги ты красну девицу (имя рек), в семьдесят семь составов в семьдесят сем жил и в единую жилу становую, во всю ее хочь; чтоб ей милилось и хотелось, брало бы ее днем при солнце, ночью при месяце, чтобы она тосковала и горевала по (имя рек), сном бы она не засыпала, едою не заедала, гульбою не загуливала. Как белая щука-рыба не может быть без проточной воды и без пробежи, так бы красная девица (имя рек) не могла бы без (имя рек) ни жить, ни быть". Будьте, мои слова крепки и лепки, крепче камня и булата, острого ножа и борзометкого копья. А ключ моим словам и утверждение, и крепость крепкая, и сила сильная в небесной высоте, а замок в морской глубине.

"Русские заговоры". Под ред. Н.И.Савушкиной. Москва. 1993.209.

На разжение сердца у девицы.

Стану я, не благословясь, пойду не перекрестясь, из избы не дверями, из двора не воротами, в чистое поле. В том поле есть окиан-море, в том море есть латырь камень, на том камне стоит столб, от земли до неба огненный, под тем столбом лежит змея жгуча, опалюча. Я той змее поклонюсь и покорюсь: "Ой еси, ты, змея! Не жги, не пали меня, полетай под восточну сторону, в высок терем, в новый покой, пухову перину, шелкову подушку, к девице(имя рек), разожги и распали у той девицы белое тело, ретивое сердце, черную печень, горячую кровь, подпятные и занокотные жилы; чтоб она девица (имя рек), не могла ни жить ни быть, часу часовать и минуты миновать; поутру вставала - обо мне бы вздыхала, пошла - на мне (имя рек) величала, ни с кем бы она думы не думала, мысел не мыслила, плоду не плодила, плодовых речей не говорила, ни с отцем бы, ни с матерью, ни с родом, ни с племенем, кроме меня раба Божьего (имя рек), все бы она девица (имя рек) со мной, рабом Божьем (имя рек), думу думала, мысли мыслила, плод плодила, плодовые речи говорила, на ветху и на нову месяцу и на перекрое месяцу". Будьте те мои слова недоговорены, переговорены, все сполна говорены. Ключ сим словам в зубы, замок в рот.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous