Рассказ об уничтожении людей

Рассказ об уничтожении людей

Несколько столетий назад повсеместно началось истребление ведьм, которое вскоре приобрело колоссальный масштаб. Так, в Брауншвейге в 1589 году была официально отведена площадь для сожжения тех людей (независимо от их возраста), на которых поступил донос.

Современники, говоря о размерах этой площади, находят ее более огромной, чем большой сосновый лес. На этой площади не переставая горели костры, к которым подвозили и подвозили найденных по доносам людей со всех ближайших и дальних мест. По приказу инквизиторов в каждом селении были выбраны люди, в обязанности которых входило сообщать обо всех подозреваемых в колдовстве инквизиторам, путешествующим для этого по всей стране. Тем, кто делал донос, за это платили. Плата была не очень велика, и чем больше доносчики находили ведьм, тем больше они получали за это. За один день погибало не менее 130 человек разного возраста.

Доносчики умудрялись писать доносы даже на младенцев, уверяя инквизицию, что такой-то младенец у таких-то родителей слишком много плачет, зовет своим криком чертей, так как уже в утробе матери имел сговор с сатаной. Казнили дряхлых стариков, старух и неразумных детей, которые на вопрос инквизиторов: «Ты ли от сатаны?» — улыбаясь, отвечали: «Не знаю, может быть». - так как просто не понимали вопроса. Шестнадцатилетнюю Анну Шлутгенбауер привязали к двум лошадям, по одной ноге к каждой, и разорвали, а затем сожгли ее тело на костре, признав пособницей сатаны. Когда же ее семидесятилетняя бабушка пошла в ее защиту, заявив принародно, что внучку оклеветал доносчик за то, что безвинная девушка отказала ему в постели, ее тут же сожгли, признав ведьмой и помощницей Диавола.

Инквизиторы процветали. Они забирали в свое владение весь скарб казненных людей, все то, что те имели. Эпидемия преследования ведьм распространялась очень быстро. Священнослужители-инквизиторы, смекнув, какую выгоду они могут иметь, прибавили доносчикам плату. «Законный» грабеж действительно приносил баснословные суммы, ведь доносы писали на весьма состоятельных людей. Так, например, в деле по борьбе с ведьмами есть имя мастера монетных дел, еврея Липпольда, который был очень богат, — за что он и пострадал.

Его обвинили в том, что он колдун, и тут же, еще до суда, все его имущество и все векселя были конфискованы в пользу церкви, а Липпольд был казнен на том самом месте, где ныне в Берлине воздвигнут памятник в честь религии, любви и милосердия.

Более всех из доносчиков отличился некто Трау Эшель. Он написал в инквизицию, что готов выдать 300 тысяч ведьм и колдунов! (Записка сохранена.) Подобное заявление, несомненно, говорите ненасытном желании доносчика разжиться за счет безвинно казненных людей. Инквизиторские пытки были столь изощренно жестоки, что многие жертвы, не дожив до сожжения, сходили с ума или кончали жизнь самоубийством. Все, кто попадал в руки инквизиции, признавались во всем. Под пытками они называли имена живущих рядом с ними людей, так как никто не мог вынести вырывания ногтей, отрезания носов, ушей и сдирания кожи с тела. Так, когда на еврейку Гольду, жену Рувима из местечка Трейс, пришел донос, ее взяли и стали пытать. Несчастная мать под зверскими пытками подтвердила слова своих палачей, что и ее дети, которым было шесть лет, четыре года и два с половиной месяца, тоже знают колдовской язык и что они все дети сатаны. Муж Гольды Рувим отписал все, что имел, церкви, чтобы только ему вернули его жену. Но на момент, когда он за ней приехал, это была абсолютно седая, безумная старуха, которая не узнала ни его, ни своих детей. Трудно передать все то, что происходило в те времена. Люди опасались друг друга и заискивали перед теми, кто мог на них донести. Доносчики пользовались своим превосходством и, войдя в любой дом, могли взять все, что им хотелось, при этом им никто не мог помешать.

В Англии, так же как и в других государствах, пронесся ураган жестокости в борьбе с колдунами, результатом которого было колоссальное, не поддающееся подсчету обогащение церквей. Из летописи известно, что какой-то проходимец, Матвей Гопкинс, объявил себя главной ищейкой ведьм. Он объездил Норфолк, Эссекс и Суссекс, где очень рьяно выискивал виновников перед церковью. Своими бесчисленными доносами он истребил тысячи людей, заработав на этом огромный капитал, вследствие чего вызвал такой гнев народа, что его в конце концов растерзали.

Денежная заинтересованность ведовской инквизиции играла столь значительную роль, что в то время, когда падало количество доносов, доносчикам тут же увеличивалась плата, чтобы приток доносов возобновлялся и рос. И не без оснований каноник Капнелий Лоос назвал в своих записках весь процесс против ведьм настоящей алхимией, с помощью которой из человеческой крови легко добывается золото, серебро и богатые поместья!

Современники того времени шептались, что палачи и их жены ходят в золоте и серебре, что самыми состоятельными стали духовные лица, инквизиторы и их судьи. После того, как в одном городе было сожжено 12 780 человек, правительство забеспокоилось: становилось ясно, что если и дальше будет продолжаться война с колдунами, то в государстве не останется ни одного человека, кроме инквизиторов. К неудовольствию Церкви и инквизиторов, был принят специальный закон, запрещающий доносить и преследовать людей. Когда глава Церкви высказал свое неодобрение государю, тот его спросил: «Кому из вас, из тех, кто возглавляет Церковь, или хотя бы простому священнослужителю Бог сказал из уст в уста, что он хочет крови? Если он может сказать вам, то почему он не сказал этого мне, Божьему наместнику на земле, или вы лучше меня?» В ответ на поставленный таким образом вопрос нечего было сказать. Так война с ведьмами пошла на спад.

Магические услуги

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous