Слова, заставляющие страдать злобного колдуна

Слова, заставляющие страдать злобного колдуна

Из письма: «...Девять лет наша семья проливает слезы. Началось это с малого, во всяком случае, так я думаю.

Однажды муж предложил сменить местожительство. Он считал, что если мы переедем жить в деревню, то там-то мы точно не пропадем. Будет своя земля, заедем скот, станем выращивать свои овощи и фрукты.

В городе у нас не было ни дачи, ни участка, а зарабатывать мы не умели.

В общем, продали мы свою квартиру, переехали в деревню и стали жить. Дом попался крепкий, большой. земля в огороде черная, жирная, и много было плодовых деревьев.

Купили мы корову и стали продавать молоко, но не в деревне, а возле вокзала. Корова давала хорошее, жирное молоко, и очень много.

Но вот незадача: привезем мы продавать молочные продукты, и почти все везем назад. Рядом со мной сидела старая женщина, и у нее все сразу раскупали. Видя мое положение, стало ей меня жалко, и Катерина, так звали ту бабусю, сказала мне:

— Я тебе подсоблю, слово я такое знаю, все у тебя станут разбирать быстро, как и у меня.

И действительно, только я встану со своими продуктами, как покупатели налетят и все раскупят. Я и цены стала поднимать, все равно все расхватывают.

Однажды я, как всегда, стояла на привокзальном рынке. Кроме молока, сметаны и сливок я уже стала возить грибочки, сальце и помидоры с огурцами. Стояла со мной и баба Катя. Она попросила приглядеть за ее товаром и продавать его, если подойдет покупатель, а сама отлучилась.

Люди подходили и брали то мой, то товар бабы Кати. Хотя, если честно, мой товар был гораздо красивее и аппетитнее.

Не знаю, зачем я это тогда сделала, но, видно, бес меня попутал. Я стала хаять товар бабы Кати, говорила:

—Не берите, она свои овощи говном человеческим поливает, а корова у нее больная, кровь вон в молоке.

В общем, пришла баба Катя; мой товар распродан, а ее весь целехонек.

Я попрощалась с ней и поехала домой, а вечером баба Катя зашла ко мне во двор. Я не удивилась, ведь жили мы с ней на одной улице. Только я хотела ей предложить чайку, как она мне говорит:

— Я тебя пожалела, слова тайные шептала, чтобы у тебя молока была прорва и все бы у тебя раскупалось, а ты, бесстыжая, возводишь на меня напраслину. Мне 78 лет и я в жизни никогда гадостью свой огород не поливала. До зари встаю, каждую травинку обойду, все огурчики, помидорчики с любовью полью. Думаю с радостью, как это все у меня люди купят и потом за столом кушать будут. Да как у тебя язык твой поганый повернулся ради денег поливать душу человеческую грязью!

В тот момент мне бы перед ней повиниться, а я, глупая, действовала по поговорке «лучшая защита — нападение». Я накинулась на бабу Катю, обматерила и выгнала вон из хаты. Когда я ее толкнула, она упала, а я ее не подняла и дверь захлопнула.

На том месте, где она упала, я потом нашла цепочку с крестиком. Видно, когда она падала, с нее слетела цепочка. Цепочка оказалась золотой, и я ее прибрала.

Через час баба Катя пришла и говорит:

— Отдай то, что я у тебя потеряла, отдай мой крест, его на меня моя мать одевала.

Но мне, Наталья Ивановна, было жалко отдавать золото. Я вам все честно пишу, как на духу, как на исповеди. Я не отдала ей крестик, мотивируя тем, что не видела ничего, говоря:

— Ищи там, куда ты его положила, а у меня его нет.

— Последний раз добром прошу, верни мамашин крест, и я за это все твои глупые слова прощу.

Но я опять стала материться и гнать бабу Катю со двора.

Она больше ничего не сказала, повернулась и ушла, а у меня с тех пор все пошло кувырком. Корова перестала доиться. Мы не одну поменяли, да только вымя большое, а молока две капли. Я уже и так делала: покупаем корову, делаем контрольный удой, молока много, а как только приведем корову домой, все, молоко пропало.

На рынок я уже давно не хожу, все равно ничего не можем продать: ни со двора, ни с огорода.

А баба Катя, хотя ей почти 90 лет, бегает на рынок, деньги на храм отдает и тем, кто голодает.

Мне она ни разу денег не дала, хотя я живу хуже тех, кому она помогает.

Уважаемая Наталья Ивановна. Вы знаете всякие мщения, научите меня такой молитве, чтобы колдунья Катя взвыла, и небо ей в овчинку показалось!»

Слова такие я действительно знаю, знаю также Екатерину Филипповну, а своих я в обиду никому не дам.

Подписаться на обновления

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous