Пуговица от рубашки покойника

Эту историю мне рассказал человек, которому я полностью доверяю. Да и нет, в общем-то, смысла лгать, если об этом можно узнать. Я с удовольствием передаю вам этот удивительный рассказ, а верить ему или не верить — судить уже вам.

«Мне было девятнадцать лет, когда это произошло. Однажды мы с компанией ребят поехали на рыбалку. Естественно, что эта рыбалка была лишь очередным предлогом повеселиться и покуролесить вдали от родителей, которые всегда бдительно опекают детей нашего возраста, ведь мы уже были не прочь выпить пива и вина, а наши мамы боролись с этим изо всех сил. Нас было семь человек: Леха Смирнов, Иван Капустин, Илья Лавров, Кузька, то есть Кузин Пашка, Мальцев Сергей, Антон Забродин и, конечно же, я, ваш покорный слуга.

Расположившись на берегу реки, установив палатку и натаскав хворосту, мы приготовили и разожгли костер. У нас было много еды, благодаря нашим заботливым родителям. И нарезав разных сортов колбасы и сыра, открыв походные консервы, мы с удовольствием все это ели и запивали пивком. Потом мы по очереди играли на гитарах и пели, затем наши разговоры коснулись знакомых девчат. Кузька, то есть Пашка Кузин, стал жаловаться на то, что его подружка Танька вчистую его отшила. Она так и сказала ему: „Будь мужиком, отстань и больше не ходи». Мы все стали дружно Пашке сочувствовать, и тут кто-то из нас, кажется, Мальцев Сергей, сказал: „А вы знаете, что если взять и оторвать у покойника пуговку и донести ее от кладбища до дома у себя под мышкой, то покойник этот за своей пуговкой придет, а взамен исполнит любое ваше желание. Но чтобы этот покойник вас не утянул за собой, нужно сразу же после того, как вы скажете ему о своем желании, произнести громко, вслух и без единой запинки тринадцать имен: одно имя — Христа и еще — двенадцати его учеников. Если же кто-то при этом нечаянно запнется или перепутает имена, то тот, кто загадывает свое желание мертвецу, очень быстро умрет». На наш вопрос, кто ему об этом сказал, Серега пробурчал, что, мол, читал об этом в записях своей покойной бабки, которая при жизни умела гадать и лечить людей. Разговор перешел на споры о магии и на то, какую бы задал задачу каждый из нас мертвецу, если бы тот заявился за своей пуговкой. Леха Смирнов сказал, что он бы попросил у покойника новую машину и лучше бы иномарку, желательно черного цвета. Капуста сказал, что хотел бы от армии откосить. Илюха Лавров заявил, что потребовал бы у мертвеца, чтобы тот задавил его отчима, так как этот гад уже всех достал, особенно мать, а она и так больная. Пашка Кузин, естественно, пожелал, чтобы его Танька, как собачка, бегала за ним и при всех на шее у него висла и замуж за него пошла. Мальцев Серега сказал, что покойника боится и ни за какие коврижки в дружбу с покойником не войдет. Забродин заявил, что хочет одного — денег, и ради них не только у покойника пуговку отберет, но и голову ему оторвет. Когда спросили меня, я ответил, что такой вопрос надо обдумать, а вот так сразу в голову ничего не приходит.

Слово за слово, будучи уже в легком подпитии, мы неожиданно решили все же испытать судьбу, а заодно и проверить, правда ли все это или бабкины сказки. В общем, так уж получилось, что мы, пока еще не совсем стемнело, собрались и поперлись на кладбище, прихватив с собой лопаты, которые мы брали для копки червяков. Походив немного по кладбищу, мы остановились у мужской могилы. Если честно, я до самого конца не верил, что мы это сделаем — все происходившее выглядело какой-то игрой. Но по лицам ребят я уже видел, что они, под действием вина и новой идеи, были полны решимости. Могилу копали быстро и дружно, и наконец показался красный грязный гроб. Когда крышку гроба открыли, в нос ударил тлетворный, приторный запах, и мы увидели мертвеца. Каждый из нас молча, и наверняка крепко сжав зубы, срывал пуговицу с одежды мертвеца. Затем крышку прикрыли, и гроб был засыпан землей, а крест от могилы мы не воткнули, а положили его поверху земли. Не сговариваясь, мы в полном молчании сунули пуговки себе под мышки и заспешили на берег к своим вещам. Собрав имущество, все также молча, не разговаривая, мы все отправились обратно домой.

Уже на следующий день у всех нас жизнь стала заметно меняться, и, что самое интересное, происходило все именно в той самой очередности, в которой мы спускались в могилу, чтобы сорвать у покойника его пуговку. Первая новость была такая: к Лехе Смирнову приехала тетка из города и отдала ему ключи от почти новенькой иномарки, оказывается, у них умер зять, и они решили отдать его машину ему. Машина была очень красивая, дорогая и черного цвета. И вся наша компания с откровенной завистью смотрела на нее. Вечером, когда мы с Лехой прощались, я его спросил, почему он такой смурной, ведь мечта его сбылась. Он, озираясь по сторонам, прошептал: „Покойник приходил, и я отдал ему его пуговку. Прикинь, хорошо еще, что я знал имена святых, я и ребятам их написал, могу и тебе дать, если ты хочешь». Я не знал, верить ему или нет, скорее всего, это совпадение и Леха меня разыграл, он вообще шутник по жизни, а то, что ему отдали машину, так это бывает. Тем не менее, я позвонил одному из пацанов и старательно записал имена святых, которые ему дал Леха. Сидя на кровати, я мысленно зубрил имена, глядя на свою запись: Петр, Андрей, Иаков, Иоанн, Филипп, Нафанаил, Матфей, Фома, Фаддей, Симон, Иосиф и Иуда и, конечно же, Иисус Христос.

Поздно вечером, уже за ужином, моя мама обсуждала со своей матерью, с моей бабкой, новость — у Валентины Лавровой повесился муж. Бабка моя ахала и говорила, какой это грех, вот так вот взять, да и наложить на себя руки! А я в это время пребывал в шоке, получается, что Илюха Лавров действительно попросил мертвеца задавить его отчима, и тот задавился. На меня нашел ступор, мне было так жутко и так неприятно, как будто я ожидал беду. В этот момент мне позвонил Капустин Ванька, он уже знал про Илюшкиного отчима, но звонил он мне не поэтому, а из-за своей новости. Он сказал, что его мамка через кого-то решила вопрос с армией и даже ни копейки за это не заплатила. Она ему только что про это сказала. Не выдержав, я чуть ли не заорал в телефон: „А Он за пуговкой приходил?!» И Ванька хрипло ответил: „Да!»

Утром, как гром среди ясного неба, новое и ужасное известие — Антоша Забродин умер! Его мать пришла будить, а он уже мертв. Когда мы все шестеро собрались, наверное, каждый из нас думал одно и то же — Антошка, поди, запнулся или перепутал имена святых. Мы разговаривали, а неподалеку от нас кружилась Танька, Кузина подружка, он сказал, что она от него не отходит ни на шаг. Все хмуро глядели на меня. Получалось, что из всех нас мертвец пока еще не приходил только ко мне, а я даже боялся об этом думать. Да и никто из нас не говорил о визите покойника. Рты наши были словно зашиты, а язык онемел. Когда Антона хоронили, я отделился от толпы и пошел к той могиле, которую мы разрывали. Я зарыл пуговицу в землю, у мертвеца в ногах. Попросил у него прощения и, стараясь не запнуться на слове и не перепутать имена святых, громко и четко их поочередно назвал. Вы не поверите, мне вдруг показалось, что кто-то тихо произнес, как будто шепотом: „Иди с Богом и не греши!»»

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous