От нападения нечистого духа

«Уважаемая Наталья Ивановна, впервые я о Вас услышала в монастыре от монашенки. Когда я рассказала ей о своей беде все как есть и спросила ее, что же мне делать — или в монастырь уйти, или наложить на себя руки, — то услышала: „Не всегда в монастырях можно найти поной и защиту от твоей беды. Мы можем молиться, но мы не воюем с нечистой силой, таких, пожалуй, у нас по монастырям нет. Но в миру, среди людей, есть сильные молитвенники, вам бы к ним, а не в наш монастырь». И рассказала мне она про Вас и про Ваш талант от Бога помогать людям, Я на бумажке записала Ваши имя и Фамилию и названия Ваших книг. Купив книги, я с волнением прочитала все от начала до конца и поняла, что Вы тот человек, который меня поймет и мне поверит. Дело в том, что я неоднократно пыталась рассказывать о своей беде, но видела, что люди меня не слышат и не верят, и это тоже, возможно, козни нечистого духа.

Начну с самого начала. Три года назад умерла моя бабушка. За неделю до смерти она попросила меня ее выслушать, и я присела рядом с ней на ее кровать. Вот ее рассказ: „В 1922 году, когда мне было семь лет, наша семья очень голодала, и однажды к нам в хату пришли хорошо одетые мужчина и женщина. Разговор был при мне, и я поняла из того разговора, что у этих людей есть дочь, одержимая бесом, и они хотели продать ее болезнь за большие деньги, на которые тогда можно было купить коня или корову. Я сидела на печке и все хорошо слышала. Женщина маме и отцу говорила:

— Насильно мы уговаривать не станем и не должны, ведь можно только по согласию. Вы умрете с голоду, и ваши дети тоже, а мы даем вам шанс не умереть. Если вы согласны, то хворь, которой страдает наш ребенок, перейдет на одного из ваших детей, а другие будут за это спасены от голодной смерти. Вам решать, но только это делается один раз в тринадцать лет. Не во всякое время такое возможно, так что думайте быстрее, если вы не согласны, то мы пойдем и найдем других. Успеть нужно до утра, иначе придется ждать еще тринадцать лет, а это слишком долго.

С этими словами женщина достала из сумки бутыль самогону, сало, домашнюю колбасу и хлеб. Запах от этой еды заполнил всю нашу каморку. Я увидела, как у отца задергался на горле кадык, он глотал слюни. А дальше его слова были:

— Мы согласны, лучше уж потерять одного ребенка, чем умрет вся семья, но просим добавить еще денег, и тогда по рукам.

— Ваш ребенок не умрет, — сказала незнакомая гостья, — а, наоборот, будет очень долго жить, но в ней будет жить и нечистая сила, а когда этот ребенок состарится и умрет, нечистый подселенец переселится в другое жилище, к младшему кровному человеку, и тогда это все повторится снова.

Дальше они говорили шепотом, и лишь некоторые слова я могла слышать и понимать. Родители перебирали детей по именам. Сперва они хотели продать под „жильца» брата Ваню, но гости сказали, что у них больна дочь, а не сын, значит, ну жен не мальчик, а девочка. И снова родители стали перебирать имена сестер, в конце концов почему—то отец выбрал меня, возможно, потому что я была самой младшей и слабой, а может, просто он любил меня меньше других. Когда дело было решено, меня вывели во двор, за порог и обряди ли в чужое платье. Оно было мне велико и болталось на мне как на пугале, но я думала лишь об одном — о вкусной еде, которую мне пообещали приезжие люди. Помню, как меня посадили на деревянный чурбан и, накрыв мою голову черным платком, запретили мне говорить.

Из их повозки, запряженной лошадьми, вылезла старая бабка, она и читала надо мной какую—то складную молитву, похлопывая меня то по голове, то по плечам, то по спине. От ее бубнящего голоса или от чего другого я уснула и ничего больше не слышала. А может, это было сделано колдовством. Потом меня разбудили, и я почему—то оказалась спящей на лавке. Я поднялась, и мама позвала меня кушать хлеб и колбасу. Эту еду я ела впервые в жизни, и так мне было вкусно, как еще не бывало никогда. Ели все, и братья, и сестры и родители, а гостей уже не было, они уехали, пока я спала. И вот тут во мне заговорил голос. От неожиданности я оглянулась по сторонам и стала искать глазами того, кто еще, кроме нас, есть в хате, но чужих в доме не было никого. А голос между тем мне шептал: „Не верти головой, это я, твой жилец, и теперь я с тобой до конца твоих дней. Вкусно? Это за меня заплатили. Если бы не я, ты бы никогда не попробовала колбасы, сдохла бы от голоду и все». В этот момент я чуть не подавилась, но не стала ничего говорить родителям. Отчасти я понимала, а может, догадывалась, что тот, кто во мне сидит, оказался во мне из—за этой еды, которую взяли мои родители. Отец мой каждые десять минут выходил на улицу, чтобы полюбоваться конями, которых они нам отдали в обмен на „жильца», так я его назвала и зову всю жизнь, потому что именно так его называли те приезжие люди.

В тридцать третьем году у нас уже не было ни лошадей, ни денег, все было съедено, и мама, а затем и отец умерли. Потом погиб старший брат при переправе через реку, и всех нас, детей, раскидала судьба кого куда. В семнадцать лет я вы-шла замуж за вашего деда, и все эти годы я никому не говорила о том, что во мне кто—то сидит. Голос постоянно со мной разговаривал, давал различные советы, причем полезные для меня. Учил хитрить и подсказывал, как добыть деньги. Я смирилась с его присутствием, и когда он подолгу молчал, мне было даже как—то не по себе. Еще я заметила, что при моем появлении и кошки, и собаки, поджимая хвосты, бегут прочь. Кто пытался мне как—нибудь навредить, болели и погибали — „жилец» будто сохранял меня от всякой беды.

Когда мне было сорок пять лет, я по глупости начала кому—то рассказывать о существовании во мне „жильца», и тогда его голос закричал на меня так, что у меня из носа потекла кровь. А тот, кому я это говорила, покрутил у виска пальцем — мол, дура, что с нее взять. С тех пор я никому и никогда ничего не говорила, но были времена, когда мне не хотелось жить. Со мной что—то происходило ужасное — такое, что я даже не хочу об этом вспоминать. Ты скоро меня поймешь, так как, когда я умру, он оставит мое мертвое тело и войдет в тебя. Если вы не подружитесь, то ты погибнешь, а захочешь жить — смиришься, но, судя по твоему характеру, ты не сможешь его стерпеть. Не вини меня в том, что с тобою будет, это не моя вина, что он во мне сидит. Я бы не стала тебе рассказывать, но боюсь, что если не расскажу, то ты испугаешься и попадешь в психушку. И еще запомни, если ты об этом будешь кому ни попадя говорить, то тогда тебя точно увезут в дурдом — это мне сейчас подсказывает голос „жильца».

Когда бабушка умерла, в тот же день я действительно почувствовала в себе что—то чужое, а потом он заговорил, и я поняла, что сойду с ума либо наложу на себя руки.
Уважаемая Наталья Ивановна, я много раз слышала, что есть экзорцисты, умеющие изгонять из человека нечистого духа. Как я уже и сказала, в монастырях мне в этом отказали, и тогда я решила обратиться к Вам. Очень прошу, напишите для меня нужную отчитку в своей следующей книге Я не могу к Вам поехать, так как „жилец» мне сказал, что, как только я сяду в поезд, он перекроет мне кислород, и в Новосибирск приедет мой труп, а я этого не хочу. Я буду с нетерпением ждать Вашу следующую книгу и надеяться на то, что найду в ней для себя ответ. Заранее Вам благодарна и признательна за все».

Существует множество заклятий, молитв и отчиток от вторжения и пребывания в теле нечистого духа. Я предлагаю вам старую молитвенную отчитку, которая не раз помогала христианам освободиться от нечистого духа, или, как его еще называют в народе — подселенца, жильца. Читают ее так:

Господи Боже, благослови и помоги.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
От Духа Святого, причастника Христова,
Спасова рука, Богородицы замок.
Прииди, ангел Божий хранитель,
От всех зол избавитель.
Я буду говорить, он повторит,
Душу мою сохранит, сердце мое укрепит.
А ты, враг—сатана, пойди прочь от меня,
От святых слов, от святых листов,
От святого дела.
Выйди, дух нечистый, из этого тела.
Бог меня услышит, на помощь придет,
Нечистый дух выйдет вон и во ад уйдет.
Со мной святой крест.
В воскресенье Христос воскрес.
Своею волею, имея силу изгоняти,
Гонимый диавол, во ад проподати.
Со мной бысть силе Вышнего Бога,
Отца небесного, невидимого,
Неисчислимого и непобедимого.
Христос бысть погребен,
Христос воскресен,
Бежи, диаволю, победаю
Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Свят, свят, свят Господь Саваоф,
Седай в вышних, ходяй по громе,
Силой небесною осеняй.
Призывай воду морскую,
Небесную и святую,
Проливай на лице всея земли.
Праведный Сам судия врагу нашему,
Диаволу нечистому, во телесах Раба (имя). Аминь.
Истинный Господь, Спас, Иисус Христос,
Сыне Божию, Царю Небесныя,
Сам Саваоф,
Зовути небесные силы, помощники:
Святой Архангел Михаиле и Гаврииле,
Шестокрылатым херувимам и серафимам,
И прочим безплотным небесным силам.
Святому честному пророку
Предтече и крестителю Господню Иоанну,
И святым четырем апостолам И евангелистам
Матфею, Марку, Луке и Иоанну Богослову,
И святому пророку Илье Физвитянину:
Создай, Господи,
Свое Божие великое милосердие,
От престола Господня пошли
Сам тучу грозную,
Темную, каменную, огненную, пламенную,
Из тое тучи грозной спусти частого дождика.
На небесах,
От престола Господнего зачинается
И поднимается милость Божия
И туча грозная,
С тоя, со грома и молния, спустил Истинный
Господь, Саваоф Бог, Спас Иисус Христос,
Сыне Божий, Царь Небесный,
Свое Божие великое милосердие,
От престола Господня; Святый Дух,
Царя грома; царицу молнию.
Царь гром глянул, царица молния
Пламя свое спустила, кругом все осветила.
Расскакались, разбежались
Всякие нечистые духи.
И тот, кто во теле раба (имя), трепещи,
И его, и всех нечистых духов
Стрела огненная отыщи.
Сколь ты грозен, святой воевода Егорий,
И сколь грозна и быстра
Твоя молния—стрела,
Столь же быстро и грозно
Стрела сразит тебя,
Нечистая сила и сатана.
Святою рукою стрела направляется,
И из тела (такого—то) изгоняется
Дух нечистого демона К., С., С., Н.
И мамонта посыльного и нахожего
У раба Божьего (имя) из его тела,
Из его двора,
Гонит тебя, нечистый дух — сатана,
Имя Бога Христа. Аминь.
Камень и дерево разбивает,
Огнем святой молнии выжигает.
И как от тое грозныя, громовые стрелы
Не может Алатырь—камень
В одно место сростать,
Дерево отрастать,
И тако же бысть проклятым
Диавол и нечистый дух в еном теле бывать.
Выйди и иди, на веки вечные пропади,
Нечистый дух, демон К., С., С., Н.
И мамонт посыльный и нахожий
В рабе Божьем (имя).
Слете вон от сего места прочь,
За тридцать девять земель,
За тридцать девять невей,
За тридцать девять морей,
Где не смогли слуги диавола
Раба (имя) слышать и видеть,
Бысть в нем, его обидеть,
Глумиться, бить, говорить,
Во грехи во всякие вводить.
И как грозны громовые огненные стрелы,
И как грозен Бог Саваоф,
Тактое стрелы и Бога Истинного убоятся
Все нечистые силы и нечистый дух,
Демон К., С., С., Н.
И мамонт посыльный адом и нахожий
В рабе Божьем (имя). Аминь.
Боже, Царю Небесный,
Да устрашатся и убоятся
Твои недруги и супостаты,
И всякие нечистые духи,
И да расскакались и разбежались бы
От сиих слов святой
Твоей молитвы восвояси:
Водяной дух — в воду,
А лесной — в леса под колоду,
Под скрипучее дерево, под сухой корень,
Под куст, под холм, под осиновый кол.
А дворовой мамонт посыльный,
Нахожий в теле рабы Божьей (имя)
Проклятый диавол,
Нечистый дух гомон, демон,
Шел бы во ад, в свое прежнее жилище,
В свое убежище.
И как Господь умудряет слепцов,
Не видя, все знать,
Так умудри и меня,
Господи,
Нечистых из этого тела изгнать.
Иже, как еси глас грома Твоего
В рече моих во живое сойдет,
Тако и из телеси раба Божьего (имя)
Мамонт нахожий, дух нечистый уйдет;
И како наши родители
Во земле—матери во ее утробе лежат,
Не чуят ветру, не слышат,
Не видят, не говорят,
Тако бы и тело рабы Божия (имя)
Не чуяло, не знало,
В себя нечистого не принимало и отвергало
Во всяк день, во всяк час. Аминь.
Крест на небе, крест на мне,
Крест на Божия рабе (имя).
Аминь. Аминь. Аминь.
Крестом Божьим нечистого
Проклинаю и изгоняю,
Крестом Божьим навеки его провожаю;
От рабы Божия (имя), от сих дверей,
От сих углов хаты моей.
Здесь нет нечистому ни места, ни угла,
Ни лежбища телесного,
Ни престола и ни стола.
Здесь Божия, святая, вечная сила,
Та, которую я просила: Господа Бога,
Матушку Божию, ангелов,
Архангелов Михаила и Гавриила,
Херувимов и серафимов;
Силой Христовой и всея небесной силой,
Всеми семи соборами,
Будь ты проклят, нечистый дух,
Ныне, присно, во веки веков. Аминь.
Крест Славы, крест — небесная красота,
Крест — святости высота,
Крест на прогнание бесов, на избавление,
Крест на все века и на все мгновения,
Крест — ангелам слова,
Крест — царю держава,
Крест — тверди утверждение,
Бесам язва, врагам прогонение.
Храни и милуй крест рабы Божия (имя).
Аминь.
Храни на ветху, в молод месяц
И на перекрой луны,
Аще бы нечистые войти вновь
В телеса (имя) не могли.
Поставь, Господи, возле нея
Святой тын из святого войска Своя
Со всею небесною силою,
Со ангелами, со архангелами
И серафимами, со апостолами и пророками,
Со святителями и светоцелителями,
Со врачами бессеребрянниками,
С мучениками и мученицами,
Со справедниками и со всеми святыми,
Со старцами и со молодыми.
Поставь, Господи, тын железный,
Врата медные, вереи булатные,
Скобы нерушимые и окладные
От земли и до неба,
От неба и до престола святого,
От престола святого и до Господа Бога.
Сам Бог Саваоф, наш Спас,
Наш Иисус Христос,
Сыне Божий и Царь Небесный,
Загради Рабу твою (имя) от нечистого духа и его зла.
Господи Христос воскресе, и бежи диаволю
Победою Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Для уточнения: не изгоняют нечистого духа, подселенца и жильца, в святые праздники, посты, високосные и нулевые года, а также в те года, которые знаменуются чертовой дюжиной (с числом 13). Не творят отчитку люди некрещеные, а также без нательного креста. Тот, кто дерзнет изгонять нечистого, должен иметь в руках крест. Перед изгнанием обязателен строгий пост и Богородичные молитвы. Время для отчиток должно быть при свете дня, так как после заката солнца подобное не делают никогда. На одежде человека, из которого будут изгонять жильца, не должно быть завязанных узлов, все следует развязать. Нельзя, чтобы при нем были острые и колющие предметы: броши, булавки и т. д., так как чаще всего при изгнании подселенца люди падают и сильно бьются об пол, а значит, они могут пораниться, уколоться или нанести себе вред.

Если тот, кого вы отчитываете, упадет и начнет биться, кричать и скрежетать зубами, вы не должны прерывать чтение, так как это может вам навредить и помешать изгнанию нечистого духа.

Были такие случаи, когда я вычитывала жильца, и человек вдруг начинал говорить мужским басом на языке, которого я не знаю, и при этом дико и страшно хохотать, но я понимала, что нельзя ни в коем случае отвлекаться, об этом не раз предупреждала моя бабушка.

И в заключение я должна сказать вам, что в истории экзотерических отчиток случалось и такое, когда священнослужитель или знахарка, изгоняя нечистого духа, перехватывали его на себя, а иногда они и вовсе погибали. Если человек не уверен в своих силах или у него недостает истинной веры в Христа, то лучше ему за подобные отчитки не браться, это очень опасно.

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous