Мастер — мастеру

«Доброго Вам здоровьица, уважаемая Наталья Ивановна! Может, Вы обо мне слух имели, я сын Анны Акимовны Субботиной, ее давно нет, да и мне уже скоро семьдесят лет. Я слыхивал и о Вашей бабушки Евдокии, и о Вас, а книги, которые Вы пишете, всегда в деле и всегда на моем столе. Но думаю, что работник я уже не тот, и решил для себя со следующего года отойти от знахарских дел. За травами давно не хожу, но молитвами пока лечу. Беспокою Вас, голубушка, вот почему: нынче високосный, а следующий год — чертова дюжина, а сами знаете, что это значит. Не зря по телевизору бубнят про катастрофу, бояться я уже ничего не боюсь, но людей жалко. Опять же я слыхивал, что Ваша бабка еще при своей жизни подсуетилась и много чего поправила. Думаю, что и Вы тоже не тратили зря время и за русский народ помолились. Я бы не вел этот разговор, но слухи среди мастеров идут, а у меня есть внук, балбес, конечно же, как и вся нынешняя молодежь, а все-таки его жалко. Ученье он мое не принял, говорит, это не для него и ему этого не надо. Насильно такие дела не делаются, и я отстал. В общем, болит за него душа, и я решил Вас спросить, ждать ли нам беды или нет? Думаю, что не только я один задаю Вам этот вопрос. Если не найдется времени на ответ, не беспокойтесь, я не обижусь. Пользуясь случаем, хочу выразить Вам самое высокое уважение ко всему Вашему роду. Помяните меня о здравии в молитвах своих, знаю, что Ваши молитвы легче долетят, чем мои, все ж я не без грехов, в жизни всяко бывало».

Уважаемый Иван Михайлович, я прекрасно помню вашу бабушку, да и про вас слышала тоже. Обещаю, что помолюсь о вашем здравии. В отношении вашего вопроса хочу сказать то, что уже говорила другим. То, о чем много говорят по телевидению, а точнее, что 21— 24 декабря 2012 года, после парада планет, наступит катастрофа, — все укреплено молитвами, и этого страха пока не будет. Я не раз призывала знатких людей читать молитвы и давала эти молитвы из рук в руки и в письмах. Ведомо мне, что почему-то многие их не читают, забывая, что на то и есть благие молитвы, чтобы успеть заранее заговорить мир от беды. Молитвы не только лечат и продлевают жизнь, они сокращают время войн, образуют примирение и отодвигают гибель. Горько осознавать, что многие мастера не понимают масштабов беды, а ведь у всех есть дети и внуки.

Помню, как я сама не понимала и спрашивала, зачем бабушка отмаливает войны и беды, которые произойдут еще очень и очень не скоро и даже тогда, когда уже ее не будет на земле. На эти мои вопросы она отвечала: «Умирать собираются, а хлеб сеют, ибо другим нужно будет есть. С годами не станет уже столько истинно верующих молитвенников, все поменяется. Людей в храмах будет много, а просить у Бога люди будут либо здоровья, либо денежного благополучия, не разумея, что и то и другое может не пригодиться. Вот почему я, так же как и наши бабки, заранее отмаливаю народ от беды. И ты молись, Господь тебя будет слышать, только истовые молитвы смогут заслонить нашу землю от беды!» Говорю вам это, дорогой Иван Михайлович, чтобы вы хоть и успокоились доброй вестью, но не ленились класть поклоны за весь мир и за наш народ.

Письмо Г. В. Сливко, мастера из села Хылда:

«Уважаемая Наталья Ивановна, пишет Вам даже не далеко не зрелый мастер, а скорее подмастерье. Живу я в Украине, недавно о Вас услышал и хотел бы быть похожим на Вас. Наверное, я еще совсем мало знаю способов лечения, но верю, что когда-нибудь и меня назовут знатким. Я, если честно, не надеюсь, что Вы будете отвечать на мое письмо, ведь я еще очень молодой и без особого опыта. Я очень хочу, чтобы Вы хоть раз ответили на мое письмо, я же не виноват в том, что молод, а все остальное у меня впереди. У меня к Вам вопрос как к самой старшей. Будете ли Вы учить в своих книгах запретному искусству? Я, конечно, не совсем понимаю, что такое есть „запретное“, но хотелось бы знать. А если не будете, то по какой причине? Что я умею: хорошо получается у меня заговаривать грыжу у детей и взрослых.

Моментально останавливаю кровь и заговариваю раны. Ставлю на место позвонки и суставы, всему этому я научился у своей бабки. Еще умею словом отпугивать собак, удерживать дождь и практикую по Вашим книгам. С жадностью покупаю их сразу в трех экземплярах, так как книги все равно приходят в негодность, а потом, может, я не смогу их купить. Лучше не потрачу на барахло деньги, но добуду Ваши книги, ведь это клад, который спасает от всего. Дай Вам Бог крепкого здоровья! С уважением, Геннадий».

Дорогой Геннадий, зря вы думаете, что я способна пренебречь будущим поколением знахарей. Я с удовольствием всегда помогу, чем смогу, и подскажу вам то, что непонятно. Главное, я чувствую ваш неподдельный интерес к знахарской работе. Мало учиться чему-нибудь, главное, любить то, чему учитесь, иначе все будет в тягость, а работа знахаря — это мало кому посильный и не всегда благодарный труд. Только я прошу вас сердечно, если вас будут приглашать «работать» на телевизионный канал, не ходите, ради Иисуса Христа, не берите грех обмана на душу, так как то, о чем я читаю в письмах людей и выслушиваю по телефону, приводит меня в шок. Делайте свое дело с чистым сердцем и с совестью, и Бог благословит вас, и все у вас будет получаться как надо. Если вы видите, что мало знаете о работе, за которую вас просят взяться люди, предупредите, что вы не совсем в совершенстве знаете это, но попробуете помочь. Звоните мне, и я подскажу, что следует сделать. А теперь отвечаю на ваш вопрос: что подразумевается под выражением мастеров «запретное», и буду ли я вас этому обучать? Знахарство, чары, волхование и магия — это колоссальная наука. В ней много граней и очень много ветвей, которые расходятся по руслам таинства и среди которых есть много запретного материала. В чем состоит запрет, вы сейчас узнаете. Согласитесь, что опасное оружие не продают без особого на то разрешения и не везде, а в специализированных магазинах, иначе все бы набрали пистолетов и поубивали бы друг друга. Как наследный мастер, как знаткой человек, я просто обязана знать все тайное в оккультных науках, иначе какой бы я была ведуньей?

Хотелось мне или не хотелось, меня этому учили, чтобы я знала и приемы нападения, и защиты. Другой вопрос, что моя бабушка, обучая меня всему в совершенстве, была абсолютно уверена, что я никогда не войду в тяжкий грех и не стану делать на заказ вред ради денег и т. д.

Я учу в своих книгах, как защитить себя и свою семью от воров, нападения и болезней, как сохранить семью и не дать сопернице погубить детей или оставить их без отца. Но давать в книге «запретное» я не буду, так как всегда может найтись хоть один человек, желающий причинить зло другим или сгубить чью-нибудь семью. Чтобы вы, как молодой, набирающийся опыта мастер, понимали, что такое «запретное», я объясню, что из запретного имеется в арсенале магии.

Это, например, такие заклинания: «На утварь церковную девять раз смерть сотворить», «Яко прихожан в храме испоганить», «Чтоб горем захлебнулись, кровавый поддел», «Чтоб гулящей бабу сделать», «Слово на угол кабака, чтобы изгоем сделать», «На два кладбища, чтоб род вымер», «Пьянь сотворить, чтоб спился», «Мертвой водой опоить», «Замольник на врага смертный», «Овдовить человека», «На тяжкую погибель», «Чтоб умер человек за три дня или три года», «На тяжкую смерть», «Псалом на погибель», «Испортить на девять лет жизнь», «На скорую смерть», «Черный псалтырь», «Напустить старость», «Обезножить врага», «Чтоб враг утоп», разные порчи и заклятья на иконы, которые нельзя снять, и т. д.

Это лишь очень малый перечень подобных дел, самых безобидных из них на слух. Все это я должна знать (и знаю!), чтобы уметь разобраться, как помочь тем несчастным, которым было сделано это зло. Нет слов, как тяжело подобное не только снимать, но и учить из уст той, которая этому учит и передает. Это тяжелая и опасная работа. Снимая подобные порчи, можно запросто перетянуть на себя — и тогда конец. Вот почему такие вещи передаются только по родове, по наследству и по специальному договору — слову, данному Богу, — не вредить! Но всему тому, что необходимо мастерам и моим дорогим читателям для долгой и хорошей жизни, я, как и обещала, буду учить в каждой своей книге. У кого будут все мои книги, тот будет богат редкими и сильными знаниями, и я знаю, что эти люди никогда об этом не пожалеют.

Письмо Н. Н. Шунько, мастера из г. Киева:

«Добренькая и всеми нами любимая матушка Наталья! Не знаю, может, Вы прогневались за что-то, но я так и не получила ответа на свои два письма. Отправляю это письмо заказным, чтобы хоть оно дошло до Ваших ручек. У меня есть к Вам вопрос: от своей мамы я слышала, что есть такие прогонные слова, которыми, сказав их на камень, можно прогнать беду, но она их не знала. Если Вам это известно, научите нас, мастеров, этим словам. Всяческих Вам радостей и здоровья. С уважением, Шунько Нина Нестеровна».

Дорогая Нина Нестеровна, я с удовольствием выполняют вашу просьбу и научу вас тому, о чем вы меня просите. Но, прежде чем это сделать, раз уж разговор зашел о письмах, на которые я якобы не отвечаю, хочу сказать вам и моим читателям следующее: я всегда, пусть даже в двух строчках, но отвечаю всем, кто мне пишет. Даже если я сильно устаю, то под мою диктовку вам ответит моя помощница.

Но вы правы, дорогая Нина Нестеровна, с почтой происходит что-то странное. Письма ко мне приходят все вскрытые, а многие просто теряются. Думаю, что это в почтовых вагонах, по дороге следования в письмах ищут деньги перевозчики почты, а неудачно вскрытые конверты просто выкидывают, так как они не учтены по реестру, а перевозятся в коробках и мешках.

Дело в том, что обычно письма, адресованные мне, бывают толстыми из-за вложенных в них фотографий. Не увидев на просвет, что же лежит в толстом конверте, и надеясь обнаружить деньги, жадные до поживы работники лезут в ваши письма. Других объяснений по факту всех вскрытых писем и их пропажи у меня нет. Здесь выход один, нужно отправлять ко мне письма заказными или ценными, они поступают ко мне под роспись и обязательно дойдут, даже во вскрытом и подклеенном виде. Еще у меня огромная просьба к тем, кто мне пишет: пожалуйста, подписывайте конверт для обратного ответа своей собственной рукой, так как на многих письмах буквы и цифры размазаны или их невозможно разобрать, это тоже может послужить причиной, по которой вы не смогли получить ответ.

А теперь ответ на второй ваш вопрос: как через донный камень отвести от себя беду. Донный камень — это камень у берега, на дне. Найдите его и достаньте правой рукой. Поднесите камень близко ко рту, так чтобы его касалось ваше дыхание, и говорите:

Где ты, камень, жил,
Где ты, камень, был — туда иди
И с собой мою беду забери.
Быть тебе и моей беде на дне,
А не на мне.
Ныне, присно, во веки веков. Аминь.

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous