Чтобы не думать о человеке

«Когда мне было сорок пять лет, я была очень видная и статная, по роду своей работы я часто выезжала за границу и имела возможность иметь очень красивые наряды. У меня всегда были французские духи, элегантные вещи, и на меня постоянно заглядывались мужчины. Мужа у меня не было, так как все свое время я отдавала сперва учебе, потом работе. В общем, было у меня все, кроме женского счастья. И вот оно возникло в образе совсем еще молодого человека, ему было всего двадцать три года, а мне уже сорок пять лет. Правда, я выглядела очень молодо, и наша разница в возрасте не бросалась в глаза. Вы бы знали, как он ухаживал за мной, как краснел при моем появлении, какие писал письма и старался везде попасться на глаза.

Вы мудрый человек, и я знаю, что Вы меня не осудите и поймете. Я не могла устоять от жажды счастья и кинулась в нашу с ним любовь с головой. Мы с ним встречались, и радости нашей не было предела. Потом он стал жутко меня ревновать, а я его. Мы ссорились и мучили этим друг друга каждый день. Я ревновала его к молоденьким девушкам, а он ревновал меня ко всем без исключения.

Наконец однажды, во время нашей очередной ссоры, он заплакал навзрыд и сказал с отчаянием, что не хочет жить, потому что я его все равно оставлю и выйду замуж за какого—нибудь чиновника. Состоялся первый серьезный разговор. Я объяснила ему, что не могу выйти за него замуж, так как не имею права ломать его молодую жизнь. Сказала, что он вполне может жениться на семнадцати—восемнадцатилетней девочке, а я гожусь ему в матери, хотя я пока еще выгляжу великолепно, время все равно свое возьмет. Я буду стареть, а он всего лишь только будет взрослеть, да и мама его вряд ли позволит ему на мне жениться. Неожиданно он молча встал и, одевшись, ушел, не сказав больше не единого слова. Я вдруг ощутила такую пустоту и такую безысходность, что упала на кровать и рыдала как на похоронах. Примерно через час раздался звонок в дверь. Опухшая от слез, с красным носом, я открыла дверь и увидела своего любимого с огромным букетом роз. Рядом с ним стояла женщина, и это была его мать. Не знаю, что он тогда сказал дома своей маме, какие он приводил в защиту своего решения слова, но она пришла с ним ко мне, чтобы он мог попросить моей руки. Я до сих пор помню каждое сказанное им слово: „Если есть на земле любовь, то это ты, и другой мне никогда не будет нужно. Сколько бы ни прошло времени, я всегда буду тебя любить, всегда тебе буду благодарен за твой выбор. Каждый час я буду счастлив тем, что ты моя жена. Я никогда тебя не обижу и не предам. Никогда не позволю, чтобы ты пожалела о своем решении. Будь моей женой, только это составит мне все мое счастье!»

Конечно же я согласилась. По глазам его мамы я видела, какое она испытала облегчение, когда я не отвергла ее сына. Мы поженились. Я родила ему сына, и мы действительно были с ним очень счастливы все прожитые годы. Но время беспощадно. Как бы я ни ухаживала за своим лицом и телом, время сделало свое дело. Ему сейчас сорок пять лет, как когда—то было мне, я невольно замечаю его взгляды на более молодых женщин. Живое всегда стремится к живому, а какой может быть секс с женщиной, которой скоро будет семьдесят лет. Мы спим в разных комнатах. С одной стороны, я испытываю от этого некоторое облегчение, ведь он не может видеть моего дряхлого тела. С другой стороны, я вижу, что его тяготит проживание в квартире со старухой, от которой, увы, не всегда приятно пахнет, даже если я каждый день тщательно моюсь. У меня вставная челюсть, но я не могу даже без нее походить, так как он тогда увидит меня без зубов, а не снимать протез очень вредно. У меня начались возрастные болезни, ноют кости, одышка, слезятся глаза и т.д. Он же выглядит как огурчик. Однажды я пошла в аптеку, и ко мне подошла женщина лет тридцати, я сразу поняла, что она меня дожидалась. Женщина была очень хороша, свежа и красиво одета, но она явно волновалась и боялась меня. Мы присели на лавку, и с ее слов я узнала, что их отношения продолжаются пять лет. Она горько заплакала и добавила: „Он рассердится, если узнает, что я к вам подошла, но поймите, ничего нельзя изменить. Мы любим друг друга, а вас он жалеет и уважает, как мать. Отпустите его, дайте ему свободу, разве он не имеет права на счастье, ведь вам скоро семьдесят лет, а он еще молодой!» Я выслушала ее, не перебивая, да и что я могла сказать. Я его любила и понимала, что мое время вышло и ничего не поделать.

Придя домой, я ему сказала, что хочу с ним поговорить. Он насторожился, но я его успокоила и начала с того, что в моем возрасте молодой мужчина для меня как раздражитель. Желание появляется, на него глядя, а секс мне уже вреден. Добавила, что мой врач категорически советует себя поберечь. Я предлагаю ему расстаться, он может жениться и обязательно еще будет счастлив, а мне нужен покой, которого не может быть при нем. В общем, если он действительно желает мне добра и здоровья, то нам необходимо расстаться. Муж мой особо не сопротивлялся, видимо, мой разговор развязал ему руки, и мы разъехались в разные квартиры. Сын наш живет в Америке, а я осталась одна. Пару раз мой муж ко мне заходил, но я уговорила его этого не делать, и он перестал приходить и звонить. Вы бы только знали, как я о нем тоскую! Сердце мое разрывается, и воздуха не хватает. Я ревную его, я мучаюсь, я погибаю. Милая Наталья Ивановна, помогите мне, дайте в своих добрых книгах такую молитву, чтобы я успокоилась и забыла его совсем».

Этот заговор нужно читать при сильном ветре. Выйдите на улицу, встаньте лицом к ветру и прочтите заговор на встречный ветер. После слова «аминь» повернитесь спиной к ветру и снова прочтите заговор от начала до конца. Когда вы произнесете «аминь», тут же идите к себе домой, не заходя по дороге никуда. Нельзя ни с кем разговаривать, оглядываться и запинаться. Вскоре вы почувствуете, что щемящая душу тоска оставляет вас и вам становится легче. Не делают заговора в посты и святые праздники. Не рассказывают никому о том, что вам стало легче, иначе все возвратится. Уберите из своего дома все вещи, оставшиеся от любимого вами человека, который вас оставил или умер. Не нужно вам смотреть его фотографии, это только будет разжигать в вашем сердце печаль. Избегайте о нем разговоров, после которых у вас может развиться депрессивное состояние. Берегите свою нервную систему, помните, от переживания и стрессов могут возникнуть и развиться такие болезни, как шизофрения, онкология, бессонница и т. д. Не стоит проклинать покинувшего вас мужа, особенно если у вас есть общие дети. Помните о том, что ваше проклятие обязательно сойдет по крови на его и ваших детей. Однажды, когда ко мне пришла женщина, которую оставил муж, я услышала в его адрес такие слова и проклятия, что у меня пошел мороз по коже. Перебив ее, я задала ей вопрос, любит ли она своих детей. И она ответила: «Больше своей жизни!» Тогда я сказала ей: поймите одно, ваши дети — это и его дети. Если бы вы вышли замуж за другого мужчину, то этих детей не было бы никогда! Были бы другие, лучше или хуже, чем те, которые у вас есть сейчас, но этих бы, которых, вы сказали, любите больше жизни, у вас не было бы точно! Так неужели же хотя бы ради этого, ради того, что на свет появились именно эти детки, вы не в состоянии ему подарить свое прощение? Не проклинайте его, ваши проклятия лягут на ваших детей, а это рано или поздно их погубит.

Я покорена письмом женщины, которая, любя человека, нашла в себе силы отпустить его к той, которую полюбил он. Не дай Бог никому под старость лет остаться в абсолютно пустой квартире, это настолько великая жертва ради счастья другого, что нет ни слов, ни определения этому необыкновенному поступку. Одно слово — подвиг земной женщины, земной любви. И здесь меркнут шепотки за ее спиной, которые наверняка есть и были, про то, что, мол, она сама виновата, нужно было думать головой, когда она выходила замуж за молодого парня. Никто и никогда не смеет судить любовь, ибо это такое чувство, о котором на всех иконах написано: «Да любите друг друга».

Зоря ты моя, зорюшка,
Сними с меня мое горюшко.
Поднимись—ка ты, зоря, высоко,
Погляди—ка ты, зоря, далеко.
Как увидишь ты могилу старую,
Сослужи—ка мне услугу малую,
Освети своим дивным светом ее крест,
Подними покойников со своих мест,
Скажи им, что (такая—то) я,
Горемычная Божья раба,
Прошу я их и молю
Взять во гроб тоску
По тому, кого люблю.
Сердце мое пусть не стонет,
Душа успокоится, не болит,
Разум огнем не горит.
И как я простила его,
Пусть Господь его милует и простит.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков.
Аминь.

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous