Сглаз

Сглаз

В практике чувашского знахаря значительное место занимает лечение болезней, причиненных дурным сглазом (куç ỹкнĕ, куçăхнă). Если заболеет от сглаза маленький ребенок, красивая девушка или же какое-нибудь домашнее животное, то причину болезни, как правило, видят в том, что кто-то с черной завистью заглядывался на красивого ребенка, девушку или животное.

В практике чувашского знахаря значительное место занимает лечение болезней, причиненных дурным сглазом (куç ỹкнĕ, куçăхнă). Если заболеет от сглаза маленький ребенок, красивая девушка или же какое-нибудь домашнее животное, то причину болезни, как правило, видят в том, что кто-то с черной завистью заглядывался на красивого ребенка, девушку или животное.

Сглаз — это очень простая вещь. Чтобы сглазить ничего такого особенного не требуется, нужно только пристально, с завистью засмотреться на кого-нибудь или на что-нибудь, ибо сам этот колючий взгляд представляет собой огромную разрушительную силу. Среди чувашей есть люди с таким взглядом, с огненными черными глазами. Боясь его дурного глаза, односельчане прячут от него своих детей или красивых животных. В глазах любого цвета возможна такая колдовская сила, если взгляд пристальный и колючий. Такие глаза чуваши называют «злыми» (усал куç, хаяр куç).

Сглазить можно всех и все, но больше всего дурной глаз падает на маленьких детей, красных девиц, домашних животных, пчел, деревья и хлеба, одним словом на все, что может возбудить зависть чуваша. Записанная мною чувашская народная песня, восхваляя сельских красавиц, делает простое и наивное, но в своей наивности меткое замечание относительно того, почему сглаз может повредить им? Потому что настолько все привлекательны, что кто угодно мог бы их зачаровать.

Тарăн варта кăвак чечек,
хĕвел курмас, çил вĕрмес.
Çак Таяпа хĕрсене
епле хаяр куç ỹкмес?

В глубокой ложбине голубые цветы,
Солнце не взглянет, ветер не дует.
На этих таяпинских девушек
Как только злой глаз на попадает?

Сглаз у детей обычно проявляется в сильной головной боли и в боли живота, но кроме этого сглаз может считаться причиной любой другой тяжелой болезни, истинные причины возникновения которой народу не сразу понятны. Домашние животные и пчелы от дурного глаза погибают, а деревья и хлеба высыхают от него на корню.

Среди народных обычаев чувашей находим кучу предохранительных мер от причиняемых сглазом болезней, а также от самого сглаза. С этой целью маленьким детям, девочкам вешают на шею раковину-ужовку (каури). Эти мелкие раковины называются хурт куççи (глаз червя) или хурт пуççи (голова червя). Их часто можно увидеть в чувашских селах. Это небольшое ожерелье от сглаза передается из поколения в поколение. (Таяпа).

Ветка можжевельника (уртăш йывăçи) тоже имеет силу оберега. Из нее вырезают продолговатый кусок, нанизывают на шнур и вешают на шею маленьким детям. Иногда его от сглаза привязывают и на шею лошади. (Улхаш).

Там, где чуваши живут вперемешку с татарами, там начинают пользоваться и талисманами (пĕтỹ)*, которые распространены по всему мусульманскому востоку. Они представляют собой небольшие кусочки бумаги, на которых молла написал несколько арабских слов или по одной суре из Корана, несколько цифр и таинственных знаков. Эти талисманы чуваши берут у татарских мулл, их складывают, зашивают в маленький мешочек и вешают на шею ребенка или пришивают к головному убору девочки. (Улхаш).

Жеребятам, телятам от сглаза вешают на шею на черном шнурке маленькие, продолговатые кусочки рябиновых (пилеш) палочек. (Таяпа).

Как только цыплята вылупляются из яйца, чувашские женщины каждого пропускают через хăрăк турат куççи, то есть кольцеобразную выпуклость на стволе дерева на месте выпавшего сучка. (Таяпа). В другом месте также от сглаза пропускают маленьких утят через глазное отверстие высохшего лошадиного черепа. (Улхаш).

На крышу пчелиных ульев кладут старые кости, чтобы посмотревшему в сторону ульев человеку с «дурным глазом» бросались в глаза эти кости. Это и должно предотвратить пчел от сглаза. (Чантăр). В других краях на пасеках насаживают на кол сухой лошадиный череп. (Таяпа).

Все эти меры служат для предотвращения «дурного глаза». А если кого-то уже сглазили, то его отдельно лечат, окуривают, заговаривают с плевками.

Окуривание не применяется в знахарстве для лечения других болезней, оно используется только против сглаза. Больше всего распространено окуривание трутовиком, растущим у основания дуба (юман кăмпи). В некоторых местах кроме этого применяется еще и смешанное окуривание трутовика с ладаном (латăн), а кое-где предпочитают окуривать с растением куçлă кута.

Само лечение происходит таким образом. Зажигают высушенный трутовик и держат его под рубашкой ребенка, покуда дым не окутывает все его тело. В это время произносят заговор от сглаза. При окуривании четвероногого животного средство для окуривания держат под его животом, чтобы дым мог рассеиваться вдоль всего тела животного. После произнесения заговора горящий трутовик окунают в стакан с водой и тушат. И этой водой потом мажут лоб и грудь подвергшегося сглазу ребенка. При лечении четвероногого животного эту воду окуривающая животного женщина набирает в свой рот и изо рта брызгает на животного. Разные варианты заклинаний с окуриванием мы приводим в наговорах № 1, 2, 3, 4. На севере Чувашии имеется и другой способ лечения сглаза. Тут знахарь уже не окуривает, а произносит наговоры над стаканом соленой воды и после нашептывания каждой части плюет на воду. По завершении наговора больного поят подсоленной водой, а остальную [воду] знахарь набирает в рот, и держа перед лицом больного метелку, брызгает воду изо рта через нее [метелку] в его лицо.

Имеется и такой вариант, по которому знахарь просто усаживает пациента перед собой, перед лицом больного держит ножницы, нашептывает заговоры и в конце каждой части через ножницы плюет (букв. дует) в его лицо.

О роли метлы в излечивании сглаза можно отметить еще следующий народный обычай, о котором я опять-таки слышал на севере Чувашии в Вомпукассах… О тех, кто засыпает сидя на своем месте, обычно говорят, что его кто-нибудь сглазил. В таком случае его даже не будят, а один из присутствующих тут же набирает в рот воды и, держа метлу перед лицом дремлющего, эту воду брызгает на него через метлу. При этом говорит следующие слова:

Коç ỹкни тохса кайтăр сан çинчен!

Путь сглаз уходит от тебя!

Остатки воды выплескивают через дверь, но выливают не как попало, а в сторону от себя и при этом говорят: Тохса кайтăр! — Пусть сглаз уйдет!.

Приведенные в качестве образца наговоры от сглаза ничем не отличаются от наговоров, применяемых при лечении от остальных болезней, однако мы здесь хотели бы обратить внимание на одно обстоятельство, а именно на роль старухи Аша патман, в толковании которой до сих пор чувствовалась некоторая неопределенность.

В некоторых наговорах от сглаза мы встречаемся с персонажем архаичного поверья, со старой Аша патман, от имени которой женщина производит магические действия, окуривает и лечит больного.
Первый наговор, к примеру, начинается так:

Старуха Аша патман прибыла,
Во рту единственный зуб,
В заду единственный волос,
Она лечит, она исцеляет…

Во 2-ом наговоре о ней говорится уже больше:

Из-за Волги, из-за Суры
Прибыла старуха Аша патман.
Во рту единственный зуб,
В заду единственный волос,
Она выкуривает, она изгоняет.
Добрая предводительница, выдувай, изгоняй,
Трут-дубовик, выкуривай, изгоняй,
Чей бы сглаз ни попал, того сглаз пусть выходит.

В остальных вариантах выражение Аша патман уже не фигурирует. Народ в настоящее время уже не понимает его значения и поэтому, как показывает 3-й наговор, пропускает это имя или заменяет его другим словом:

Прибыла выкуривающая старуха-знахарка
Из-за Волги, из-за Суры…

В тексте других наговоров произошли и более значительные изменения: старуха превратилась в старика, как, например, в зачине 6-го наговора:

Из-за Волги, из-за Суры,
Через города, через села
Златоглавый, сереброзубый
Старик прибыл.
Он и выдувает, он и выплевывает,
Он поправляет.

Из этих отрывков становится очевидным, что некогда в старину старуха Аша патман была очень известной знахаркой, и знахари и сегодня окуривают, лечат от ее имени и вспоминают ее как «предводительницу», которая приходит из-за Волги и из-за реки Суры, дует (плюет) на больного и вылечивает его. В наговорах знахарей и нынче находим много таких следов, корни которых восходят к древнему миру язычников. У находящегося в состоянии транса шамана возникают галлюцинации, будто он разговаривает с духами, слышит их речь. Он их вызывает, с подарками или же своей волшебной силой заставляет их кое-что сделать, лечить больных. Из древней знахарки, старухи Аша патман тоже получился персонаж, появляющийся в подобных видениях шамана и берущий на себя все тайные силы потусторонних духов:

Оседлала своего белого коня,
Накрыла свою белую епанчу,
Привела своего белого пса…
Золотой шпагой отрезает,
Золотой метлой выметает…

(См. наговор № 1.)

Чуть ли не перед нашими глазами происходит превращение прежней известной знахарки в чудотворного духа, появляющегося в видениях знахаря в одном ряду с остальными добрыми и злыми духами. Впрочем, аналогичные примеры довольно часто встречаются в поверьях и суевериях чувашского народа.

Давайте посмотрим, что же значат эти два слова: Аша патман, о чем выше было сказано, это, вероятно, было именем прежней известной знахарки. Н.И.Золотницкий еще в «Корневом чувашско-русском словаре»* начинает этимологизировать эти два слова, но приходит к неудачному решению относительно их происхождения. В слове Аша патман якобы обнаруживает чувашский глагольный корень аш- («переходить, перейти»), а слово патман, по его мнению, не что иное как «нетонущий» от глагольного корня пут- «тонуть». На основе такого толкования Н.И.Золотницкий неверно переводит один чувашский наговор, оригинальный текст которого я здесь привожу:

Аша патман карчăк килнĕ,
Атăл орлă, тинĕс орлă,
ой орлă, вăрман орлă…

Старуха Аша патман прибыла
Из-за Волги, из-за моря,
Через поля, через леса…

Он дает следующий русский перевод: «Переходя через Волгу, через море, через поле, через лес неутопающая старуха пришла…»

Если бы Н.И.Золотницкий поискал среди суеверий соседних казанских татар, то не нужно было бы толковать ему все это в таком невозможном виде. В наговорах казанских татар тоже имеется старуха Аша патман, однако у них сохранилось всего лишь одно ее имя. В конце нескольких таких татарских наговоров — в собранных нами материалах — находим такую фразу:

Минем кулым тогел,
ЭйшЦ батман кулы.

Это не моя рука,
рука ЭйшЦ батман\’а.

Знахарь этим хочет сказать, что он не сам лечит, пришла Эйшэ батман и ее рука действует, она дует (плюет), она колдует, как это мы видели в родственных чувашских наговорах.
Очевидно, что тат. Эйшэ батман тот же самый персонаж, что и чув. Аша патман, и что эти слова сохранили имя прежней известной знахарки. Тем более, что эйшэ, аша, по всей вероятности, тождественны с арабским женским именем Айше (), а батман, патман соответствует персидскому батман (), обозначающему зерновую меру (в виде осьмушки) и, по всей вероятности, имя прилагательное, присоединяющееся к первому компоненту в качестве прозвища. Впрочем, обычай давать прозвища повсеместно распространен среди чувашей и татар.

Имя старухи Аша патман, значит, арабо-персидского происхождения и имеет близкое родство с казанскотатарским Эйшэ батман. Кто кому передал и кто у кого взял из этих двух народов, это в настоящее время трудно решить. В чувашской языческой номенклатуре столько личных имен арабского и персидского происхождения, что, учитывая их, при исследовании происхождения слов Аша патман не надо прибегать даже к теории заимствования из татарского. Эти слова чуваши могли позаимствовать и непосредственно из арабского и персидского, как они непосредственно взяли у них и множество личных имен и прочих слов. Однако не исключено и то, что когда-то знаменитая Аша патман была татарской знахаркой и вместе со славой о ней распространилось и ее имя в Поволжском крае и в качестве татарского заимствования могло проникнуть и в чувашские наговоры.

Я здесь привожу небольшой сборничек наговоров против сглаза:

1.

Аша патман карчăк килнĕ,
çăварăнче пĕр шăл,
кутĕнче пĕр тĕк,
çав имлет, çав юмлат.
Шур лашине утланнă,
шур юпăнчине пĕркеннĕ,
шур йыттине ертнĕ.
Ху, хура пĕлĕт килет,
аслати авăтат,
çиçĕм çиçет,
хуралтă çине çăват,
хуралтă çинчен хура çĕре çăват,
çăват те тасатат.
Çавăн пекех (Иван) çинчен куç тухтăр, тасаттăр.
Хура куç ỹкнĕ пулсан та,
сарă куç ỹкнĕ пулсан та,
хăмăр куç ỹкнĕ пулсан та,
чакăр куç ỹкнĕ пулсан та,
шурă куç ỹкнĕ пулсан та,
хăнчăр куç ỹкнĕ пулсан та,
кăвак куç ỹкнĕ пулсан та,
çак Аша патман карчăк килнĕ,
вăл имлет, вăл юмлат.
Ылтăн шупакипе касат,
ылтăн шăпăрипе шăлат,
шăлат те тасатат.
Çавăн пекех Иван çинчен те
тасалса кайтăр,
каçчен кашах пултăр,
ыранччен ырах пултăр,
аван пултăр, пысăк пултăр,
сыв пултăр, амин.

Старуха Аша патман прибыла,
Во рту единственный зуб,
В заду единственный волос,
Она лечит, она исцеляет.
Оседлала своего белого коня,
Накинула свою белую епанчу,
Привела своего белого пса.
Фу, темные тучи надвигаются,
Гром гремит, молния блещет,
На строения дождь льет,
Со строений на черную землю льется,
Отмывает, очищает.
Пусть также (от Ивана) сглаз уйдет,
пусть очистит.
И пусть сглазили черные глаза,
И пусть сглазили желтые глаза.
И пусть сглазили карие глаза,
И пусть сглазили голубые глаза,
И пусть сглазили белесые глаза,
И пусть сглазили серые глаза,
И пусть сглазили синие глаза.
Эта старуха Аша патман прибыла,
Она лечит, она исцеляет.
Золотой шпагой отрезает,
Золотой метлой выметает.
Пусть также (от Ивана) очищается
До ночи да будет успокоение,
Да завтра да будет выздоровление,
Да будет благополучие, да вырастет большим,
Да будет здоровым, аминь.
(Таяпа).

2.

Ха, Пĕсмĕлле, Тур çырлах!
Çỹлте Турă, çĕрте патша.
Туррăн кунĕ çулĕ хушшинче,
уйăх хĕвел умĕнче,
пурăнас кунĕ-çулĕ пулсассăн
çак ачаран кам куç ỹкнĕ,
ун куç тухтăр.
Хăмăр куç,
чакăр куç,
хура куç,
ỹпне куç,
хăйаккăн куç,
çаврăннă куç,
пурте тухтăр.
Тух куç, тух куç, тух!
Атăл урлă, Сăр урлă
Аша патман карчăк килнĕ.
Çăварĕнче пĕр шăл,
кутĕнче пĕр тĕк.
Çав тĕтĕрет, çав кăларат,
ыр утаман, вĕр, кăлар,
юман кăмпи, тĕтĕр, кăлар.
Кам куç ỹкнĕ, ун куç тухтăр,
вылянинчен ỹкнĕ пусан, тухтăр,
кулнинчен ỹкнĕ пусан, тухтăр,
ташланчен ỹкнĕ пусан, тухтăр,
ỹтĕнчен-тирĕнчен,
сăнĕнчен-сăпатĕнчен,
шăмминчен-шаккинчен,
шăлĕнчен-çăварĕнчен,
куçĕнчен-пуçĕнчен,
калаçнă чĕлхинчен,
пуринчен те тухтăр.
Тух куç, тух куç, тух!

Ха, Пĕсмĕлле, Боже, помилуй!
На небесах Бог, на земле царь,
Между днями и путями Божьими,
На виду у луны и солнца,
Если есть дни и пути жизни,
От этого дитяти, чей бы сглаз ни был,
Тот сглаз пусть выходит.
Карие глаза,
Черные глаза,
Голубые глаза
Сглаз ничком,
Сглаз бочком,
Сглаз вывернутый —
Все выходите.
Выйди сглаз, выйди сглаз, выйди!
Из-за Волги, из-за Суры
Прибыла старуха Аша патман.
Во рту единственный зуб,
В заду единственный волос.
Она выкуривает, она изгоняет.
Добрая предводительница, выдувай, изгоняй,
Трут-дубовик, выкуривай, изгоняй,
Чей бы сглаз ни попал, того сглаз пусть выходит.
На шалостях ли сглазили, пусть выходит,
На радостях ли сглазили, пусть выходит,
На танцах ли сглазили, пусть выходит,
От тела и плоти,
От лица и облика,
От костей и маслов,
От зубов и ото рта,
От глаз и головы,
От языка говорящего,
Ото всего да выходит.
Выйди, сглаз, выйди, сглаз, выйди!
(Улхаш).

3.

Ырă Турă, ырă Пỹлĕх, тĕтĕретĕп,
тĕтĕрекен килнĕ юмаç карчăк.
Атăл урлă, Сăр урлă,
çăварĕнче пĕр шăл,
кутĕнче пĕр тĕк,
çав тĕтĕрет.
Чăваш куç ỹкнĕ пусан та, тухтăр,
мишер куç ỹкнĕ пусан та, тухтăр,
вырăс куç ỹкнĕ пусан та, тухтăр,
хĕрарăм куçĕ ỹкнĕ пусан та, тухтăр,
арçын куçĕ ỹкнĕ пусан та, тухтăр,
ача-пăча куçĕ ỹкнĕ пусан та, тухтăр,
ват çын куçĕ ỹкнĕ пусан та, тухтăр.
Добрый Боже, добрый Пỹлĕх, выкуриваю.
Прибыла выкуривающая старуха-знахарка.
Из-за Волги, из-за Суры,
Во рту единственный зуб,
В заду единственный волос,
Та и выкуривает.
Чуваша ли глаз сглазил, пусть выходит,
Мишаря ли глаз сглазил, пусть выходит,
Русского ли глаз сглазил, пусть выходит,
Женщины ли глаз сглазил, пусть выходит,
Мужчины ли глаз сглазил, пусть выходит,
Дитяти ли глаз сглазил, пусть выходит,
Старца ли глаз сглазил, пусть выходит.

4.

Пĕсмĕлле, амин, Турă,
эп те тĕтĕретĕп вĕреннĕ чĕлхепе,
Туррăн меслет çавăрăнтăр.
Вупăрлă куç,
хаярлă куç,
ỹпне куç,
синкерлĕ куç,
инкеклĕ куç,
йывăр куç,
пĕвĕ çине ỹкрĕ-и,
сăнĕ çине ỹкрĕ-и,
хăвелтухăçпе ỹкрĕ-и,
хĕвел анăçпе ỹкрĕ-и,
Пĕсмĕлле, амин, Турă,
ырлăх çавăрăнтăр.
Тăват кĕтеслĕ çут çанталăк çутăлат,
Туррăн сехет çавăрăнтăр,
Çут çанталăк пекех çутăлтăр,
эпĕ те итлерĕм кăмăлпала,
вĕреннĕ йĕркепеле.
Амин, Турă Турамăшпе
ху çуратнă чуна эс те шелле,
хăтар, амин.

Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Я выкуриваю заученным наговором,
Да обернется добрый способ от Бога.
Сглаз с вупăр\’ом,
Сглаз с хаяр\’ом,
Сглаз ничком,
Сглаз с синкером,
Сглаз с бедою,
Тяжелый сглаз,
На стан ли упал,
На лик ли упал,
На восходе ли упал,
На закате ли упал,
Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Да возвернется благополучие.
Четырехугольный светлый мир (вселенная) озаряется,
Да возвернется урочный час Божий,
Да озаряется подобно светлому миру (вселенной)
Я выслушал с благоговением душевным
По заученным правилам,
Аминь с Богом и с Божией матерью,
Тобой рожденную душу и ты пожалей,
Избавь, аминь.
(Çĕн Улхаш).

5. Этот вариант уже не сопровождается окуриванием, а наговор нужно произносить только на стакан соленой воды и после каждой части плюнуть на него. Немного этой воды нужно дать выпить тому, кого сглазили, а остальное знахарь берет в рот и, держа метлу перед лицом больного, соленой водой изо рта брызгает в его лицо через метлу.
Наговор:

1.
Пĕр çолхи хĕр ача
хăнча кăнчала арласа пир тăвĕ,
кĕпе туса тăхăнĕ,
çань чохне тин коç ỹктĕр.
(Дует).
2.
Çỹлте вĕçекен хора кайăк çине
хăнча виттĕр пăхса коç ỹкĕ,
çань чохне тин коç ỹктĕр.
(Дует).

3.
Çỹлте чопакан хора пĕлт çине
хăнча виттĕр пăхса коç ỹкĕ,
çань чохне тин коç ỹктĕр.
(Дует).

4.
Мăн çол çинче выртат хоп татăк,
хăнча виттĕр пăхса коç ỹкĕ,
çань чохне тин коç ỹктĕр.
(Дует).

5.
Хора анчăк çỹри çине
хăнча виттĕр пăхса коç ỹкĕ,
çань чохне тин коç ỹктĕр.
(Дует).

1.
Когда годовалая девочка,
Напряв пряжи, выткет холсты,
Сошьет себе рубаху и будет носить,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз
[на моего пациента].

2.
Когда на пролетающую в вышине черную птицу
Падет сглаз от пронзительного взгляда,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз.
3.
Когда на пробегающую в вышине черную тучу
Падет сглаз от пронзительного взгляда,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз.

4.
На большой дороге лежит кусочек коры,
Когда на него упадет сглаз от пронзительного взгляда,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз.

5.
Когда на щенка черной суки
Падет сглаз от пронзительного взгляда,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз.

(Çỹлтỹкасси).

6. Этот северночувашский вариант представляет собой простой наговор без всякого окуривания. Знахарь ставит перед собой больного, подвергшегося сглазу, как правило, ребенка, и начинает произносить наговор из тринадцати частей. В конце каждой части держит ножницы перед лицом ребенка и через них дует (плюет) в лицо ребенка.

Наговоры:

Торă çырлах,
Торамăш çырлах.
Атăл орлă, Сăр орлă,
хола виттĕр, сала виттĕр
ылттăн поçлă, кĕмĕл шăллă
старик (ячĕ) килнĕ
вăл вĕрет те, вăл сорать те, вăл тỹрлетет.

1.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс оттинче
вăрăм чăрăш.
Вăрăм чăрăш тăрринче
каткас ларакан ола кайăк.
Ола кайăк инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр.
Шорă çỹçлĕ шор сохаллă старик,
вăл вĕрет те, вăл сорать те, вăл тỹрлетет.
Хачă мĕн касмаç, мĕн тỹрлетмеç,
пĕрре вĕрсе-сорса
кăларса яма пар çак ача çинчен.
(Дует).

2.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс оттинче
вăрăм йывăç,
вăрăм йывăç тăрринче
каткас ларакан çум кайăк.
Çум кайăк инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

3.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс оттинче
вăрăм йывăç,
вăрăм йывăç тăрринче
каткас ларакан хора çăхан.
Хора çăхан инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

4.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс оттинче
вăрăм вар,
вăрăм варта
вăрăм чиркĕ,
вăрăм чиркĕре
вăрăм майра,
вăрăм майра Торра поççапакан,
çав майран инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр.
(Дует).

5.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
кăвака йоманпа тимĕр йоман.
Кăвака йомăн çине те
тимĕр йоман çине те
хăçан та хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр.
(Дует).
6.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс оттинче
хора лаша,
ĕнерлĕ, йĕвенлĕ,
ылттăм, кĕмĕл шерепеллĕ.
Çав лаша инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хура коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр.
(Дует).

7.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
хора çĕлен,
ĕнерлĕ, йĕвенлĕ,
ылттăм, кĕмĕл шерепеллĕ.
Хора çĕлен инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

8.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
хора калта,
ĕнерлĕ, йĕвенлĕ,
ылттăм, кĕмĕл шерепеллĕ.
Хора калта инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

9.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
тимĕр арча,
тимĕр арчара тимĕр старик,
тимĕр старик инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

10.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
пăхăр арча,
пăхăр арчара пăхăр старик,
пăхăр старик инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

11.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
йĕс арча,
йĕс арчара йĕс старик,
йĕс старик инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

12.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
кĕмĕл арча,
кĕмĕл арчара кĕмĕл старик,
кĕмĕл старик инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

13.
Çитмĕл те çичĕ тинĕс тĕпĕнче
ылттăм арча,
ылттăм арчара ылттăм старик,
ылттăм старик инси хыçне
хăçан коç полĕ,
çав коç çине хăçан коç ỹкĕ,
хаяр ỹкĕ,
ăншăрт ỹкĕ,
çавăнь чохне тин коç ỹктĕр,
хаяр ỹктĕр,
ăншăрт ỹктĕр… (т.ыт. те)
(Дует).

14.
Торă çырлах,
Торамăш çырлах,
Торăран ырлăх килтĕр,
этемрен сиплĕх килтĕр.
Каçчен канлĕхне пар,
шăмă-шак çăмăллăхне пар.
Хачă мĕн касмаç, мĕн тỹрлетмеç,
пĕрре вĕрсе сорса
кăларса яма пар çак ача çинчен.
(Дует).

Боже, помилуй,
Матерь Божия, помилуй,
Из-за Волги, из-за Суры,
Через города, через села
Златоглавый, сереброзубый
Старик прибыл.
Он и выдувает, он и выплевывает,
он поправляет.

1.
На острове семидесяти семи морей
Долгая ель,
На вершине долгой ели
Восседает дятел-долбунец.
Когда на затылке того дятла
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт.
Беловолосый, белобородый старик,
Он и выдувает, он и выплевывает,
он поправляет.
Что только ножницы не режут,
Что не поправляют.
Дай одним единственным наговором
Изгнать (сглаз) из этого дитяти.

2.
На острове семидесяти семи морей
Высокое дерево,
На вершине высокого дерева
Восседает беркут-клевунец.
Когда на затылке того беркута
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

3.
На острове семидесяти семи морей
Высокое дерево,
На вершине высокого дерева
Восседает черный ворон и клюет что-то.
Когда на затылке того черного ворона
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

4.
На острове семидесяти семи морей
Долгая долина,
В долгой долине
Высокая церковь,
В высокой церкви
Рослая майра.
Рослая майра
Богу поклоняется.
Когда на затылке той майры
Появятся глаза,
И когда на те глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

5.
На острове семидесяти семи морей
Сизый дуб и железный дуб,
На сизый дуб,
На железный дуб
Когда-никогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

6.
На острове семидесяти семи морей
Черная лошадь
Оседлана, взнуздана,
Убрана золотыми и серебряными кистями.
Когда на затылке той лошади
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

7.
В пучине семидесяти семи морей
Черная змея
Оседлана, взнуздана,
Убрана золотыми и серебряными кистями.
Когда на затылке черной змеи
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

8.
В пучине семидесяти семи морей
Черная ящерица
Оседлана, взнуздана,
Убрана золотыми и серебряными кистями.
Когда на затылке черной ящерицы
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

9.
На дне семидесяти семи морей
Железный сундук,
В железном сундуке железный старик.
Когда на затылке железного старика
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

10.
На дне семидесяти семи морей
Медный сундук,
В медном сундуке медный старик.
Когда на затылке медного старика
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

11.
На дне семидесяти семи морей
Латунный сундук,
В латунном сундуке латунный старик.
Когда на затылке латунного старика
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

12.
На дне семидесяти семи морей
Серебряный сундук,
В серебряном сундуке серебряный старик.
Когда на затылке серебряного старика
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

13.
На дне семидесяти семи морей
Золотой сундук,
В золотом сундуке золотой старик.
Когда на затылке золотого старика
Появятся глаза,
И когда на эти глаза упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт,
Пусть только лишь тогда упадет сглаз,
Упадет хаяр,
Упадет ăншăрт… (и т.д.)

14.
Боже, помилуй,
Матерь Божия, помилуй,
От Бога да снизойдет благополучие,
От человека да придет исцеление.
Дай до вечера спокойствия,
Дай легкости в теле.
Что только ножницы не режут,
чего не поправляют.
Дай одним единственным наговором
Изгнать (сглаз) из этого дитяти.
(Вачалкасси).

7. Считают, что большая часть различных глазных болезней возникла вследствие сглаза. Против этого знахарь произносит (на больного) «наговор глаза» (куç чĕлхи) один раз на чистую воду, один раз, плюет (дует) на нее, потом этой водой обтирают макушку и лоб больного, дают ему немного выпить этой воды.

Наговоры:

Пĕсмĕлле, амин, Турă,
Вупăрлă куç тивр-и,
хаярлă куç тивр-и,
ăншăртлă куç тивр-и,
йывăр куç тивр-и
Туррăн меслечĕ çавăрăнтăр.
Тăват кĕтеслĕ çут çанталăк епле çутăлат,
çавăн пек çуталса кайтăр.
Сĕм вăрман вĕçне хăçан виççе тухнă,
çавăн чухне тин куç ỹктĕр.
Çитмĕл те çичĕ çеçен хир варринче
ылттăн юпа пур,
ылттăн юпа тăрринче ăмăрт кайăк,
вăл хăçан пуç хĕрлĕ тăрса ши шăхăрат,
çавăн чухне тин куç ỹктĕр.
Пĕсмĕлле, амин, Турă,
хăвăнне ху çуратнă чуна
шелле, хăтар.
Эпĕ те итлерĕм,
Турă Турамăшпе,
Эс те хăтар, амин.

Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Пристал ли глаз с вупăр\’ом,
Пристал ли глаз с хаяр\’ом,
Пристал ли глаз с ăншăрт\’ом,
Пристал ли глаз тяжелый —
Да повернется добрый Божий способ.
Как озаряется четырехугольный светлый мир,
Пусть так же озаряется.
Когда вымерли концы девственного леса,
Пусть лишь тогда упадет сглаз.
В самом центре семидесяти семи степей
Есть столб золотой.
На вершине золотого столба птица орел,
Когда он встанет вверх тормашками и свистнет
Пусть лишь тогда упадет сглаз.
Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Свою, порожденную тобой душу
Пожалей, избави.
И я выслушал Бога с Божией матерью,
И ты избавь, аминь.

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous