Разумное обращение с сексуальностью

Разумное обращение с сексуальностью

Отношения к сексуальности в прошлом, как правило, всегда колебалось между двумя крайностями. Сексуальность либо осуждалась как «демон похоти», опасное влечение, которое угрожало порядку и спасению души, либо ее помещали на пьедестал и возводили в ранг чего-то необыкновенно святого и неприкосновенного. В обоих случаях эффект был одинаковый: сексуальность считалась неприкосновенной, либо потому, что она оскверняет нас, либо же потому, что мы нечистые человеческие существа рискуем загрязнить этот небесный дар. Результатом были неврозы, репрессии, табу и запреты, которые все еще преследуют нас, хотя бы и даже лишь на глубоком подсознательном уровне. Несмотря на то, что на Западе отношение к сексуальности с виду стало более либеральным и «натяжение поводьев» несколько ослабло, у нас до сих пор нет внутренних установок для этой внешней свободы. Сцены ревности, отчужденность, чувства пустоты и бессилия по-прежнему являются нормой дня, число сексуальных преступлений постоянно растет, и все больше современная сексуальность принимает форму безучастного наблюдательного спорта, посредством порнографической литературы и видеопродукции, возбуждающих фантазию, вместо того, чтобы охватывать и объемлить все тело в целостности. Вследствие сексуальной фрустрации [неудовлетворенности] кажется становятся обманом предполагаемые преимущества сексуального освобождения и его обещанная самореализация личности, а конечным результатом представляется возврат к неприятию и скептицизму. Эта реакция становится не только западным явлением; традиционные чемпионы восточного «Искусства Любви», такие как Индия, Китай и Ислам, любимицы западных романтиков, теперь имеют строгие табу и самые суровые наказания для тех, кто нарушает их. Ханжество становится международным и реализуется не только католической церковью и ее пуританскими потомками.

Человечество, как обычно, оказалось в проигрыше. Этот «венец творения» имеет в своем распоряжении источник высшей формы энергии, сила которой оформляет, вдохновляет и обеспечивает полноту жизни, и мы это знаем, но что же нам делать с этим? Человечество боится ее, подавляет ее и в лучшем случае позволяет ей, с предосторожностью и ограниченно, выражаться в скромных пределах супружеского (или внебрачного) ложа, или в виде бессмысленного анти-эротического подсматривания в замочную скважину. Даже недавно ставшие обычным делом беспорядочные половые связи и расцвет секс-клубов и публичных домов мало чего изменили, все это имеет скорее привкус неистовой компенсации, чем сколько-нибудь реального признания высочайшей ценности тела. Травля секса не ослабевает, несмотря на отчет Кинси (Kinsey report), любовные руководства, секс-терапию и другие признаки сексуальной эмансипации, — проблема усугубляется истерическим страхом герпеса, СПИДа и другими механизмами для самонаказания, которые часто интерпретируются как «гнев Божий».

Когда Чарльз Дарвин предложил свою теорию эволюции, включающую предположение общего происхождения человека и обезьяны, крик возмущения прокатился по европейскому цивилизованному миру. Когда Зигмунд Фрейд, почти полвека спустя, объявил сексуальное влечение первичным фактором в психике, и предположил, что большинство психических расстройств вызывается неправильным обращением с сексуальным возбуждением, весь ад сорвался опять. Церковь и реакционные силы соединились для противостояния такой концепции человеческой природы, причем мотив был одинаковым в обоих случаях: отрицание нашей животной природы, будь то генетической (Дарвин) или сексуальной (Фрейд). В случае Фрейда, механизмы подавления были особенно очевидны, так как (языческая!) сексуальность классических греческих философов всегда клеймилась как «животное» возбуждение, которое нужно преодолевать. Эти реакции можно понять, так как они отражают наш первобытный страх того, что весь сложный эволюционный процесс может оказаться под угрозой. (Любопытно, что этот страх уравновешивается критикой Дарвина, в той мере, культурного и нравственного развития человечества в истории спасения). После десятков тысяч лет развития все еще не изменился тот факт, что человек в основном только животное, и человек не обязательно лучше, чем другие? Мы еще вернемся к этой животной природе, когда мы будем иметь дело с атавистической магией, ибо теперь достаточно сказать, что эти эволюционные теории должны уточнить наше современное положение и напомнить нам, что мы несем не только генетическое, но и и философское наследие внутри нас!

Несмотря на все изменения, одно остается неизменным: страх перед сексуальностью! Сейчас современная психология проанализировала этот «страх естества» человечества во многих отношениях. В том числе приходится слышать заявления современных психологов, из которых ясно, что они вдохновлены человеческим идеалом более или менее знакомым всем нам, а именно: утопия человечества без страха. Фрейд и Адлер уже стремились освободить человечество от его комплексов и неврозов; Гроддек пытался осуществить то же самое с его психосоматикой; а журналы сегодня вообще полны таких терминов, как «педагогика, освобождающая от страха и подавлений», «освобождение от сексуальных страхов», «партнерство, свободное от принуждения» и т.д. Просто посмотрите на себя: неужели вы также думаете, что мы должны стремиться стать таким же «свободными», как это только возможно — свободными от страхов и стремлений, от репрессий и запретов, от комплексов и неврозов — словом, без какого-либо компульсивного поведения?

Такое отношение привело к большому количеству крайностей, некоторые из которых уже просто забыты. Просто подумайте о коммунах студентов в революционные 60-е или «антиавторитарном образовании» последователей тезисов Саммерхилла. То, что осталось от бурного конца 60-х (в его несколько преувеличенном способе) является своего рода психологической версией пешехода, частью идеала латиноамериканца среднего класса. Большинство психологов, похоже, считают всю психику, немного ни мало, как вызов к «очищению». Все, что не до конца «стерильно» и все что еще источает даже малейшее дуновение страхов и комплексов подавления, все необходимо удалять с корнем. Особенно это относится к сексуальности, которая также должна иметь вид «свободный от подавлений», насколько это возможно. Страх рассматривается как «зло», настолько же, насколько демонизировалась раньше «работа дьявола» в виде разврата и распущенности.

(Школа Саммерхилл была основана в 1921 году в Лейстоне (графство Суффолк), при­мерно в ста милях от Лондона (с 1921 по 1924 год она находилась в Германии). Создатель этой школы — английский педагог Александр Нейлл (1883— 1973). Как писала о Саммерхилле комиссия британского Министерства образования,»эта школа известна во всем мире как место, где педагогический эксперимент осу­ществляется революционным путем и где опубликован­ные, широко известные и дискутируемые взгляды ее ди­ректора воплощаются в жизнь». (прим.ред.))

Сегодняшние попытки психологии избавления человечества, конечно, не принижаются здесь. В конце концов, магия, сексуальная или иная, преследует очень похожие цели. Тем не менее, магия выбирает другой путь, который на наш взгляд, является более разумным, более эффективным и более реалистичным, учитывая тот факт, что человечества полностью свободного от страхов нет и не может существовать. Мы никогда не должны забывать, что страх является важным принципом для биологического выживания. Воля к жизни и страх смерти являются ничем иным, как двумя сторонами одной медали. Если бы не было страха замерзнуть, умереть от голода и от жажды, не было бы ни одежды, ни архитектуры, ни сельского хозяйства, ни орошения, ни пищи, ни силоса, ни питьевых фонтанчиков воды. Одним словом, не было бы ни цивилизации, ни культуры.

Но это еще не все. Страх иногда играет решающую роль в магии, поскольку она обеспечивает огромную силу, если обращаться с ним правильно. Магия средневековья знала принцип «посвящения посредством террора». Кандидат должен был выполнять ужасные заклинания в могиле или кладбище в новолуние или в полночь — зловещий, жуткий «час духов». Это было часто необходимо для выполнения кровавых жертвоприношений, или стоя лицом к «силам ада». Шаманизм и Каула Тантра, кстати, имеют сходные практики. Без страха и террора, демоны, как правило, не могли быть вызваны к видимости, они, кажется, должны были иметь возможность питаться этой эмоцией мага.

Мы не будем подробно останавливаться на весьма сложном предмете демонической магии, так как я уже имел дело с этим где-то в другом месте. Должен быть указан только один из аспектов, потому что это важно для наших отношений с сексуальностью и сексуальной магией. Вместо того чтобы изгонять страхи и неврозы, а не подавлять их, или даже полностью ликвидировать их, маг приходит к соглашению с ними. Они проецируются в виде демонов для того, чтобы можно было заключить с ними печально известный «пакт дьявола». Это своего рода сделка со своими страхами: удерживание их живыми, персонифицированными как демоны, в обмен на необходимую мощность (магис) имеет решающее значение для магических операций.

Это очень важно. Если мы видим, страх как огромную движущую силу, которую мы можем использовать, он больше не требует использования огромного количества энергии, чтобы уничтожить его. Другими словами, не стоит стремиться к тому, чтобы стать совершенным, свободным от страха существом в практике сексуальной магии. Надо только смириться с собственными страхами и запретами с жестокой откровенностью. Если магия должна фактически привести к свободе, то это должна быть надличностная свобода, наиболее оптимальной широты выбора, а не какой-то предопределенной нормы, которая еще раз унижает человечество и хочет навязать некоторые новые смирительные рубашки. Просто необходимо рассмотреть «спонтанность обязательств» при некоторых формах групповой терапии, которая, в конце ничего не создает, только новую, несколько иную форму торможения. Таких «создающих радость идеологий» множество, и мы маги должны быть особенно осведомлены о таких ловушках для себя …

Как только мы осознали наши страхи и подавления, мы можем решить, следует ли уничтожить их, или использовать их. Конечно, не нужно объяснять, что для таких отношений со своими «демонами» необходимо иметь зрелость и силу воли. С другой стороны, такая практика приводит к тому, что страх теряет свое выдающееся положение в жизни и становится просто другой частью психики.

То же самое относится к сексуальности. Если вы уже придерживались бы мнения, что эта исконная сила «плохая», злая и выродившаяся, вы, вероятно, не потрудились бы прочитать эту книгу. Но как вы относитесь к «обожествлению», и сверхсакрализации сексуальности? Это часто можно увидеть в обычном эзотерике, и это действительно предполагает глубокую подсознательную проблему. Потому что один не осмеливается признаться, что сексуальность является чем-то совершенно нормальным, естественным и обычным, а другой создает что-то святое и сверхъестественное из неѐ, и так превращает это снова в отклонение! Но мы сами не делаем никакого одолжения, потому что это еще раз принуждает нас к модели подавления, делающей что-то совершенно неестественное из сексуальности. Довольно часто кажущаяся духовность занимает место телесности, и об «изнаночной» стороне сексуальности великодушно забывают, как будто они были всего лишь несчастным случаем творения.

Такие отношения мало помогают в серьезной сексуальной магии. Сексуальная магия имеет свои сакральные аспекты, свою мистическую плоть, которая в конечном итоге приводит к трансцендентности все плотские ограничения, но это опять-таки составляет лишь часть большего целого.

Мы предлагаем более прагматичный подход: давайте рассмотрим сексуальность более трезвым и непредвзятым образом, чем это обычно бывает. Давайте не будем опошлять еѐ — это слишком важно — но и не давайте не будем придавать еѐ атрибутам большего значение, чем они того заслуживают. Только тогда, когда это будет сделано, мы сможем реально воспользоваться всеми преимуществами сексуальной магии.

Табу — это еще одна проблема при работе с сексуальностью, но даже у них есть свои ценности. Тантра систематически эксплуатирует их. Например, с помощью Панча Макара, где сознательное нарушение табу, существующих вокруг пищи и сексуальности, служит источником энергии для продвинутых медитаций и повышения осознанности. Как общие испытания храбрости в шаманских культурах, все еще увековеченных в нашей культуре детьми и подростковыми бандами, мужественно встречать юнгианскую «тень» — является важным шагом на пути к уверенности в себе. Не все захотят пойти так далеко, как хаос маг, который стремится к трансу для магических целей через сексуальное отвращение, но остается основной принцип: используя странные и необычные практики, мы получаем доступ к тем измененным состояниям осознания, которое дают ключ к магической силе. Не поддавайтесь соблазну таких оправданий, как «мне это не нужно, потому что я могу попасть в гностических транс и без этого», или — «такие методы неестественны и опасны». Во-первых, такие отговорки передают именно те слабые места, которые требуют внимания, если вы серьезно относитесь к магическому развитию. Во-вторых, не все трансы одинаковы, включая гностический транс. С некоторым опытом вы поймете, что магис (которая, кстати, похожа на ци или прану) может иметь различные свойства в зависимости от средств, которыми она бывает выпущена. Новичок имеет тенденцию только различать «слабые» и «сильные» магические энергии, поскольку в таких предвзятых высказываниях, как «черная магия сильнее белой магии, «вуду сильнее, чем западная магия» и т.д. Опытный маг делает более тщательные различия, признавая, если он или она прагматичен, что для каждой магической операции требуются различные формы магис. Это индивидуальный вопрос, и не может быть предложено никаких общих рекомендаций. Один маг может считать, что планетарные энергии Юпитера и Меркурия являются единственным подходящим средством для денежной магии, в то время как другой будет в равной степени настаивать на магии сигил, а третий будет полностью полагаться на сексуальную магию. Магия это не только искусство овладения энергией, но и искусство применения еѐ наиболее подходящим способом. Здесь можно полагаться только на интуицию и опыт, и поэтому каждый маг должен экспериментировать с таким количеством техник и методов, насколько это возможно, чтобы получить этот опыт. В магии, как и в любой другой дисциплине, мы находим новаторов, художников и пионеров, тех, кто предпочитает жесткие факты, и тех, кто находит удовольствие в фантазии. Каждый имеет свой собственный талант и темперамент. Разница между магом и мирянином в том, что первый не стремимся создать водонепроницаемую темницу, защищаясь от катастроф реальности. Вместо этого, маг стремится к разнообразию и яркой жизни — это тоже отличает мага от мистика. Конечно, это требует мужества — не только нарушать табу других, но так же сломать свои собственные.

Если вы находите некоторые виды сексуальной практики отвратительными, вы можете быть уверены, что в этих точках участвуют сильные внутренние энергии. Заставьте себя изучить эти практики сознательно, и вы непременно обнаружите, что они освобождают некий вид силы и магис, совершенно отличной от той, которую порождают менее «отвратительные» методы. Не то, чтобы сила была особенно приятна, это далеко не так. «Инициирование с помощью террора» никогда не было приятным или комфортным. Нет сомнений, что именно поэтому это ведет гораздо более основательно, быстро и эффективно к следующей стадии, чем это могла бы сделать брезгливость. Рассмотрите этот момент до того, как отказываться от какого-либо сексуально-магического опыта. Откажитесь, если необходимо, но убедитесь, что это исходит из силы знания, а не просто из страха.

Нет никакого смысла в разрушении табу без правильного отношения и цели ведущей вас. Чистый страх не дает ни посвящения, ни дает явного облегчения переживания своих страхов. Вот почему так важно чтобы каждый маг нашел свою собственную волю, имел четкую цель и точно знал, почему какое-либо табу должно быть нарушено. Это может быть очень трудно сделать самостоятельно, и так много перспективных адептов стремится к «гуру», или учителю. Отношения гуру-ученик имеет свои опасности, тем не менее (например, см. стр. 205-206). Даже если студенту удастся избежать ложных учителей, которые не имеют реальных знаний и либо введены в заблуждение или ищут эгоистичного преимущества (денежного и / или сексуального), гуру может заставить учеников делать определенные вещи против их воли (хотя, если гуру является подлинным, то не против их истинной воли). Последнее часто вызывает такие чувства в адрес учителя, как гнев, ненависть и бунт, вместо того, чтобы направить силу на фактическое выполнение поставленной задачи. В свою очередь, гуру должен использовать много энергии перенаправляя ученика на реальный внутренний бунт — к восстанию, которое приводит к подлинной независимости.

Алистер Кроули, чей вклад в магию не в последнюю очередь состоял в том, что он ввел принцип само-посвящения, отметил, что новички, как правило, предпочитают те практики, которые подходят для них лучше, и которые они могут наиболее легко выполнить. Кроули объяснил, что тем самым любые уже существующие перекосы будут только усиливается, тогда как целенаправленное нарушение табу имеет педагогическую и балансирующую функцию, направленную на путь к более гармоничной магической личности. Вряд ли в какой либо другой области, это будет настолько очевидно, как в сексуальной магии. Я смею утверждать, что сексуальная магия черпает большую часть своей мощности из следующего факта: работа, которая происходит с сексуальными страхами и табу, освобождает огромное количество изначальной энергии успеха, что новички удивляются его последствиям. Если табу было нарушено один или даже несколько раз, оно начинает терять свою «подавляющую власть», как открытие клапана на котле несколько раз, уменьшающее давление пара. Но не думаю, что это все, что нужно для сексуальной магии. Как только пар был выпущен, можно использовать энергию кипящей воды. Этот образ должен прояснить тот факт, что сексуальная магия означает гораздо больше, чем просто нарушение табу. Нарушение табу является ценной поддерживающей техникой и еѐ следует уважать как таковую, но это не единственный принцип силы, не говоря уже о главной цели сексуальной магии!

Серьезной  проблемой  в  сексуальной  магии  является  проблема  любви.  Причина, почему мы не хотим углубляться в эту тему, вкратце звучит следующим образом: не всегда признавалось, что любовь и сексуальность настолько тесно связаны, как это полагают сегодня. Особенно во время сексуального подавления, «чистая любовь», не загрязненная сексуальностью, превозносилась выше всего. Но в наши дни большинство людей, за исключением нескольких религиозных фанатиков, согласятся, что сексуальность, это часть любви. Независимо от того, настаиваем ли мы на институционализированном браке или же мы позволяем себе так называемую «свободную любовь», или «гражданский брак», фундаментальная философия остается прежней.

Но верно ли обратное? Нужна ли сексуальности любовь? Если бы это было так, проституция и порнография едва ли могли бы существовать. Частым возражением является то, что эта коммерциализация сексуальности, также известная как «продажная любовь», где любовь и секс полностью приравниваются, является типичным проявлением мужских патриархальных обществ и, следовательно, отражает в основном мужскую, а не женскую сексуальность. Но не все согласны по этому вопросу, и мы не в состоянии расширить эту дискуссию, это увело бы нас в сторону от нашей первоначальной темы. Давайте просто признаем, что этот вопрос является весьма спорным.

Конечно же, совершенно другой проблемой является то, имеет ли любовь что-то общее с сексуальной магией. Многое зависит от точного способа, в котором определяется «любовь», но опять же, это является нашей задачей. Я могу только дать вам мое личное мнение и оставить вам решать за или против.

Если вы видите, любовь как проекцию собственных корыстных побуждений, ваш страх потери, ваше опосредованное искупление, а также оплот ревности, зависти и «благонамеренных обид», фиксирующихся на одном партнере, то тогда конечно места для любви в сексуальной магии не будет. То же самое происходит, если ваш любовник не одобряет ничего магического, не говоря уже о магическом сексе, по любой причине. Избирательная фиксация на моногамии также может быть препятствием для практической сексуальной магии, а может другие сексуальные табу, которые часто путают с любовью. В целом, магия имеет тенденцию освобождать, а не порабощать, — и уж тем более магия в области сексуальности.

Но, если вы понимаете любовь, как уважение к другому и его уникальным личностным правам на личное развитие («Каждый мужчина и каждая женщина звезда», как говорил Кроули в Книге Закона), и если ваше понимание любви включает в себя наличие доверие и уверенности в других, в принятии их собственных сексуальных решений, даже если вы не всегда одобряете их, то ваша любовь созрела для сексуальной магии и может стать еще больше его.

В конце концов, практика сексуальной магии, как правило, не начинаются с работы партнерами, а  с  аутоэротических  техник.  Одна  из  причин  этого  в  том,  чтобы избежать возможных конфликтов в этих областях. Многие сексуальные маги остаются исключительно на аутоэротическом уровне или, в крайнем случае, занимаются сексом только с суккубами и инкубами. Ничего нельзя сказать против этого, если это не усиливает уже существующий дисбаланс или неумение и поэтому исключает другие практики. Давайте снова возьмем пример вождения автомобиля: водитель который готов ездить только со скоростью 60 миль/ч и только способный делать правый поворот имеет очень ограниченное поле деятельности и, весьма вероятно, он нанесет ущерб другим лицам из-за этих жестких реакций. Как уже отмечалось, реальные сексуальный маг должен быть знаком с наибольшим количеством аспектов сексуальной магии, пока он или она не будут готовы приступить к разработке личной, совершенно индивидуальной системы.

А теперь о первых практических подготовительных упражнениях. Это упражнение, которые мы называем «зеркало души», должно повторяться время от времени произвольным образом так, чтобы каждый получил возможность более точно следовать своему собственному развитию в силе, а также в слабости.

Подписаться на обновления

Читайте также

Znaharstvo.Net