Прочие болезни

Прочие болезни

В этой главе мы приводим все те болезни, возникновение которых не связано с порчей злыми духами, колдунами, сглазом или гневом. Им народ приписывает естественное происхождение, или считает их прямо божьим наказанием. Эти болезни следующие:

В этой главе мы приводим все те болезни, возникновение которых не связано с порчей злыми духами, колдунами, сглазом или гневом. Им народ приписывает естественное происхождение, или считает их прямо божьим наказанием. Эти болезни следующие:

1. Мур (м о р). Во время мора, чумы среди чувашей был принят для избавления от злого духа обычай, сохранившийся от прежних времен. Правда, в связи с тем, что мор случается не так уж часто, он в настоящее время уже забыт. Он называется «девичьей сохой» (хĕр аки). Суть его состоит в том, что причиняющего болезнь злого духа с жертвой, принесенной Богу, прогоняют за околицу села, и как бы самих себя ограждают кругом. Сохой, которую тянут девушки, опахивают все село, и злой дух через эту межу не может возвратиться в село.

Весь этот обряд начинается только тогда, когда в деревне погибло от мора уже несколько человек или животных. В присутствии всей деревни Богу Турă в первую очередь в жертву зарезают б е л о г о б а р а н а на том же месте, где обычно совершают большую весеннюю жертву (учук). Жертвоприношение совершается т р е м я или п я т ь ю самыми уважаемыми в деревне старцами. После того, как зарежут белого барана по правилам жертвоприношения, старцы встают на молитву и произносят следующее молитвословие:

Çырлах, амин.
Турра така тăваппăр,
Хура халăхпалан йăлăнаппăр.
Тепле инкекпе синкерпе килчĕ пулсан та,
Яла йывăрлăх ан яр,
Усал-тĕселе сир,
Çырлах, амин.

Смилуйся, аминь,
Богу жертвуем барана,
Умоляем всем черным людом.
Какими бедами-несчастьями бы не пришел,
Не пошли на деревню тяжестей,
Отведи всякое зло и лихо,
Смилуйся, аминь.

По завершении молитвы, приносящие жертву старцы, делая низкий поклон, приседают на землю, касаясь лбом земли (ỹксе пуç çапаççĕ). С барана сдирают кожу, мясо нарезают на куски и сразу же варят. С вареным мясом, так же, как и до этого с сырым мясом, молятся, потом всей деревней съедают жертву.
После этого следует опахивание деревни. В устаревшую чувашскую деревянную соху (акапуç) запрягают с о р о к о д н у девушку, но первой из них может двинуть соху только та, кто является единственным ребенком своих родителей, у кого не родились и не померли ни братья, ни сестры. Такой же парень — единственный сын в семье — держит и рукоятки сохи. Пахать начинают с в о с т о ч н о г о угла деревни в сторону запада и обходят всю деревню один раз. Если мор очень сильный, опахивают деревню трижды, оставляя три межи. На северный, южный, восточный и западный углы деревни ставят четырех старух, одетых в черное, с м е т л а м и в руках. Когда с сохой приближаются к какой-нибудь из старух, все сорок одна девушка кричат ей:

Карчăк, мĕн хăвалан?

Старуха, что ты изгоняешь?
Старуха так отвечает:

Усала-тĕселе сыхлатăп,
ялти инкек-синкере хăвалатăп, кăларатăп.

От зла и лиха охраняю,
из деревни всякие беды и несчастья выгоняю, изгоняю.

Между тем старуха сердито машет вокруг себя метлой, прогоняя таким образом злого духа. Так же обращаются ко всем старухам, стоящим на четырех углах, и все четверо так же отвечают им.

На этом обряд заканчивается. (Улхаш).

Другой вариант «девичьей сохи» сообщает и В.К.Магницкий* с севера Чувашии (вирьял), и поскольку некоторые его данные отличаются от записанного мною обряда, я здесь приведу интересующую нас часть его работы в полном объеме:

«В Тюрлемесском приходе для совершения этого обряда сельским старостой, по постановлению мирского схода, наряжаются все взрослые девушки подворно, из коих одна девица — единственное детище в семье, выбирается для управления предназначенной для опахивания села сохой (ака, соха), а остальные девицы запрягаются в эту соху, сняв с себя предварительно йĕм (штаны) и распустив косы. Впрягшиеся в соху девицы берут в руки жгуты, а управительница — обыкновенный кнут. Наряжая девиц для опахивания селения, староста в то же время приказывает во всех домах тушить огонь, а к началу процессии ставит у полевых ворот, при въездах в деревню и выездах из нее, караульщиков со строгим наказом ни из деревни никого не выпускать, ни в нее впускать. Процессия идет вокруг деревни по солнцу. После опахивания сохой всего селения, в поле выносятся две дубовые плахи, из коих одна обделывается на подобие пилы, а другая кладется плашмя, и затем двое начинают тереть их одна об другую для получения огня. Третий наготове держит трут. Если огонь долго не добывается — признак, что огонь не во всех домах затушен. Добыв огня, участники процессии немедленно разводят его и варят яйца, а затем разносят огонь по домам. Обряд этот обыкновенно совершается ночью».

2. Çĕлен чĕлхи (н а г о в о р о т у к у с а з м е и). Чуть ли не каждый знахарь знает наговоры от укуса ядовитых змей. Некоторые из знахарей известны именно по этой части, они и не в состоянии лечить другие болезни кроме укуса змеи. Таких знатоков змеиных наговоров змея никогда не кусает, она его не трогает ни в лесу, ни в поле, даже если он обмотает ее вокруг руки или шеи.

Я здесь приведу несколько вариантов наговоров, собранных в разных местностях. Следующие наговоры произносятся знахарем три раза на водку, по окончании каждого наговора он и плюет на нее, потом дает выпить ужаленному змеей человеку.
Наговоры:

Пĕсмĕлле, амин, Турă,
çын чашкăрса çỹрет çиленсе,
çĕлен авкаланса-явкаланса тăрат,
эп ăшăтатăп çыннăн сивĕннине,
çĕлен пек тăнă çĕртен ăшăтатăп,
Турамăшпе пикенетĕп.
Авкаланат çĕлен, явкаланат, тăсăлат,
Çын куçĕ те тĕмсĕлтĕр,
чунĕ хăвантăр,
чĕри çемçелтĕр,
Пĕсмĕлле, амин, Турă ырлăх пар.
Анкарти хыçĕнче хура çĕлен,
вăл анкартине кĕресшĕн
авкаланат-явкаланат, вĕтеленет,
çам пек куç тĕмсĕлсе
чунĕ савăнтăр, хăвантăр.
Туррăн меслет, сехет çавăрăнтăр.
Тăват кĕтеслĕ çут çанталăкра
хĕвел пăхат, сарăлат.
тĕнче çутăлат,
çĕр ăшăнат,
çам пек куç тĕмсĕлтĕр,
чун савăнтăр, лайăх пултăр.
Хура çĕлен явкаланат, тухат, çавăрнат,
çам пек Туррăн меслет, сехет çаврăнтăр.
Эп итлерĕм Турамăшпе,
Мантан та ырлăх пултăр,
Турă, Эс те сыхла, амин.

Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Ходит человек и шипит со злости.
Вьется змея, извивается.
Я отогреваю стужу человечью,
Отвожу змееподобное состояние,
Матерь Божию уповаю.
Вьется змея, извивается, пресмыкается,
Пусть и глаза человечьи зарятся,
Душа возрадуется,
Сердце раздобрится,
Пĕсмĕлле, аминь, Боже, дай благополучия.
За околицей черный змий,
Вьется, извивается, беспокоится,
Стремится попасть в задворки,
Так же и глаза зарятся,
Пусть его душа возрадуется.
Божье способствие, урочный час да возвернется.
В четырехугольном светлом мире
Солнце сверкает, разливается,
Весь мир озаряется,
Земля согревается.
Так же пусть глаза зарятся,
Душа возрадуется, да будет благо.
Черный змий извивается, выползает, вращается.
Так же пусть возвращаются
Божие способствие и урочный час.
Я выслушал вместе с Божией Матерью,
От меня да исходит благополучие,
Боже, и ты храни его, аминь.

(Çĕн Улхаш).

3. Другой вариант. Знахарь в стакан воды насыпает немного соли, поперек стакана кладет ножницы, потом приговаривает на воду и после каждой части (дует) плюет на нее. Этой соленой водой потом протирает возникшую на месте змеиного укуса опухоль.
Наговоры:

Торă çырлах,
Торамăш çырлах,
Атăл орлă, Сăр орлă,
Хола виттĕр, сала виттĕр
ылттăм поçлă, кĕмĕл шăллă
старик (ячĕ) килнĕ.
Вăл вĕрет те, вăл сорать те,
вăл тỹрлетет.

1.
Çитмĕл те çич çут çанталăкра
Ч у к у н хоран хĕрсе чошкăрса тăракан,
ыйăр çĕленпе той çĕлен
ахăрса, ỹхĕрсе, çĕмĕрсе
хăçан виттĕр тохса, çол туса кайĕ,
çав çолпа хăçан мон çол полĕ,
çав мăн çолпа хăçан опассам çỹрĕç,
ыйăр çĕленпе той çĕлен
çавăн чохне тин сăхса шыçтартăр.
Хачă мĕн касмаç, мĕн тỹрлетмеç,
пĕрре вĕрсе, сорса
тỹрлетмекшĕн пар.
(Дует).

2.
Çитмĕл те çич çут çанталăкра
Т и м ĕ р хоран хĕрсе чошкăрса тăракан… (т.ыт. те)
(Дует).

3.
Çитмĕл те çич çут çанталăкра
й ĕ с хоран хĕрсе чошкăрса тăракан… (т.ыт. те)
(Дует).

4.
Çитмĕл те çич çут çанталăкра
п ă х ă р хоран хĕрсе чошкăрса тăракан… (т.ыт. те)
(Дует).

5.
Çитмĕл те çич çут çанталăкра
к ĕ м ĕ л хоран хĕрсе чошкăрса тăракан… (т.ыт. те)
(Дует).
6.
Çитмĕл те çич çут çанталăкра
ы л т ă м хоран хĕрсе чошкăрса тăракан… (т.ыт. те)
(Дует).

7.
Çитмĕл те çич çут çанталăкра
ç и т м ĕ л т е ç и ч к ĕ р е п ĕ ç
(е ç и т м ĕ л т е ç и ч ç ĕ р ç о х р ă м)… (т.ыт. те)
(Дует).

Боже, помилуй,
Матерь Божия, помилуй.
Из-за Волги, из-за Суры,
Через города, через села
Златоглавый, сереброзубый
Старик (явился),
Он и выдувает, он и вылечивает,
он исцеляет.

1.
В семидесяти семи светлых мирах,
Бывает, кипит и шипит чугунный котел,
Когда змей-жеребец и бронзовая змея
С шумом и гамом взломают,
Пройдут насквозь, проложат дорогу,
Когда эта дорога станет большой,
И когда по этой большой дороге пойдут обозы,
Тогда лишь только пусть укусят змеи
и причинят опухоль.
Что только ножницы не режут,
чего не поправляют.
Дай исцелить с одного единственного наговора.

2.
В семидесяти семи светлых мирах,
Бывает, кипит и шипит железный котел… (и т.д.)

3.
В семидесяти семи светлых мирах,
Бывает, кипит и шипит латунный котел… (и т.д.)

4.
В семидесяти семи светлых мирах,
Бывает, кипит и шипит медный котел… (и т.д.)

5.
В семидесяти семи светлых мирах,
Бывает, кипит и шипит серебряный котел… (и т.д.)

6.
В семидесяти семи светлых мирах,
Бывает, кипит и шипит золотой котел… (и т.д.)

7.
В семидесяти семи светлых мирах,
Семьдесят и семь крепостей…
(или — семьдесят и семьсот верст)… (и т.д.)

(Вачалкасси).

4. Более новый вариант. Эти наговоры нужно причитать на соленую воду, дать немного выпить ужаленному, а остальной водой протереть рану после укуса.

1.
Кăмакана вот хотсассăн
хытă çонать шарласа.
Çонакан вот çолăмне
хăнча çĕлен сăхса шыçтарĕ,
çан чохне тин çĕлен сăхса шыçтартăр.
(Дует).

2.
Кăмакари вĕри çатмана
хăнча çĕлен сăхса шыçтарĕ,
çан чохне тин çĕлен сăхса шыçтартăр.
(Дует).

3.
Йĕп вĕçне хăнча çĕлен сăхса шыçтарĕ,
çан чохне тин çĕлен сăхса шыçтартăр.
(Дует).

1.
Когда затопишь печку,
Огонь пылает потрескивая,
Когда пламя горящего огня
Укусит змея и вызовет опухоль,
Только тогда лишь пусть укусит
змея и вызовет опухоль.

2.
Когда находящуюся в печи горячую сковороду
Укусит змея и вызовет опухоль,
Только тогда лишь пусть укусит змея
и вызовет опухоль.

3.
Когда змея укусит кончик иголки
и вызовет опухоль,
Только тогда лишь пусть укусит
змея и вызовет опухоль.

(Çỹлтỹкасси).

5. Тимĕр чĕлхи (н а г о в о р о т п о р е з а ж е л е з о м). Если кто-нибудь порежется каким-нибудь железным инструментом, косой, серпом или ножом, знахарь кровотечение останавливает «наговором железа». Он просто приговаривает на кровоточащую рану, в конце каждой части (дует) плюет. По убеждению чувашей, в этом случае кровотечение останавливается и рана заживает. В другом краю на порез знахарь мажет масло либо конский жир, держит над ним железный инструмент, которым тот порезался, и приговаривает так:

1.
Тинĕс çинче йохать шор мамăк,
хăнча ăна тимĕр касса йон кăларать,
çан чохне тин тимĕр йон кăлартăр.
(Дует).

2.
Тинĕс çинче йохать хора мамăк,
хăнча ăна тимĕр касса йон кăларать,
çан чохне тин тимĕр йон кăлартăр.
(Дует).

3.
Тинĕс çинче йохать сар мамăк,
хăнча ăна тимĕр касса йон кăларать,
çан чохне тин тимĕр йон кăлартăр.
(Дует).

1.
По морю плывет белый пух,
Когда его порежет железо и пойдет кровь,
Тогда лишь только пусть железо выпустит кровь.

2.
По морю плывет черный пух,
Когда его порежет железо и пойдет кровь,
Тогда лишь только пусть железо выпустит кровь.

3.
По морю плывет желтый пух,
Когда его порежет железо и пойдет кровь,
Тогда лишь только пусть железо выпустит кровь.

(Çỹлтỹкасси).

6. Шыç чĕлхи (н а г о в о р о п у х о л и и л и н а р ы в а). Если рана от пореза железом не сразу заживает от «наговора железа» и даже опухает и начинает сильно болеть, то знахарь на эту же рану произносит «наговор опухоли или нарыва»:

1.
Тинĕс тĕпĕнче пысăк якăр,
хăнча шыçса соран полĕ вăл,
çан чохне тин (алă) шыçса соран полтăр.
(Дует).

2.
Тинĕс тĕпĕнче мăн чол,
хăнча шыçса соран корĕ вăл,
çан чохне тин (ал) шыçса соран кортăр.
(Дует).

1.
На дне моря (лежит) большой якорь,
Когда он повредится нарывом,
Тогда лишь только пусть (на руке) будет нарыв.

2.
На дне моря лежит большой камень,
Когда он повредится нарывом,
Тогда лишь только пусть (на руке) будет нарыв.

(Çỹлтỹкасси).

7. Шăл чĕлхи (н а г о в о р о т з у б н о й б о л и). В связи с зубной болью считают, что определенный вид мелкого червя выгрызает зуб человека, постоянно сверлит его, как короед дерево, и от этого болит зуб. Свои наговоры знахарь произносит на кусочек репчатого лука, его потом нужно засунуть в дупло зуба, отчего он перестает болеть.
Наговоры:

1.
Çитмĕл те çичĕ çут çанталăк,
çитмĕл те çичĕ çут çанталăк варринче
çитмĕл те çич тинĕс.
Онăн варринче пĕр старик пор,
çав старикĕн ылтăм шăл, кĕмĕл çỹç.
Çавăн шăлне хăçан хорт çиять,
çавăн чохне тин (çав çын) шăлне хорт çитĕр.
(Дует).

2.
Çитмĕл те çичĕ çут çанталăк,
çитмĕл те çичĕ çут çанталăк варринче
çитмĕл те çич тинĕс.
Онăн варринче пĕр карчăк пор,
çав карчăкăн ылтăм шăл, кĕмĕл çỹç.
Çавăн шăлне хăçан хорт çиять,
çавăн чохне тин (çав çын) шăлне хорт çитĕр.
(Дует).

3.
Эпĕ мар соратăп çакна,
çак çитмĕл те çич çут çанталăкри
çитмĕл те çич тинĕс варринчи старик,
вăл сорать,
вăл вĕрет.
(Дует).

4.
Эпĕ мар соратăп çакна,
çак çитмĕл те çич çут çанталăкри
çитмĕл те çич тинĕс варринчи карчăк,
вăл сорать,
вăл вĕрет.
(Дует).

1.
Семьдесят и семь светлых миров,
Посреди семидесяти семи светлых миров
Семьдесят и семь морей,
В середине их есть некий с т а р и к,
У того старика золотые зубы, серебряные волосы.
Когда его зубы поест червь,
Тогда лишь только пусть поест червь зубы (того человека).

2.
Семьдесят и семь светлых миров,
Посреди семидесяти семи светлых миров
Семьдесят и семь морей,
В середине их есть одна с т а р у х а,
У той старухи золотые зубы, серебряные волосы.
Когда ее зубы поест червь,
Тогда лишь только пусть поест червь зубы (того человека).

3.
Это не я наговариваю (букв. «плюю»),
А с т а р и к, находящийся
Посреди семидесяти и семи морей,
Расположенных посреди семидесяти
и семи светлых миров,
Он плюет,
Он дует.

4.
Это не я наговариваю (букв. «плюю»),
А с т а р у х а, находящаяся
Посреди семидесяти и семи морей,
Расположенных посреди семидесяти
и семи светлых миров,
Она плюет,
Она дует.

(Кивçорткасси).

8. Хăранă чĕлхи (н а г о в о р о т б о л е з н и, в ы з в а н н о й н е о ж и д а н н ы м и с п у г о м). Если маленький ребенок пугается чего-нибудь, человека или скотины, то от испуга постоянно плачет и капризничает. Знахарь от этого, в первую очередь, гадает на с в и н ц е. Налитый в воду расплавленный свинец застывает, и можно увидеть изображение скотины или того, чего ребенок испугался. Только после этого начинает наговаривать. На стакан воды причитает «наговор от испуга» и эту воду дает пить ребенку.
Наговоры:

Пĕсмĕлле, амин, Турă,
хăранă хăр чĕлхи вĕретĕп.
Ут выльăхран хăран-и,
йыт-качакаран хăран-и,
хур-кăвакалтан хăран-и,
вĕçен-кайăкран хăран-и,
çын кăшкăрса каланинчен хăран-и?
Пĕсмĕлле, амин, Турă,
хăр инкек синкерне вĕретĕп,
сантан та ырлăх пултăр,
сехет çавăрăнтăр,
этемрен те сиплĕх пултăр, амин.

Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Наговариваю наговор от испуга.
Испугался ли от коней и скота,
Испугался ли от псов и коз,
Испугался ли от гусей и уток,
Испугался ли от летящей птицы,
Испугался ли от людского крика и разговора,
Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Наговариваю беды и напасти от испуга.
От тебя да будет благополучие, урочный час,
да возвернется,
И от человека да будет исцеление, аминь.

9. Варвитти чĕлхи (н а г о в о р п о с л а б л е н и я ж е л у д к а). Понос — один из видов божеских наказаний, «бремя Бога» (Турă йывăрлăхĕ). Знахарь свои наговоры причитает на стакан водки и дает больному выпить.
Наговоры:

Пĕсмĕлле, амин, Турă,
Турă йывăрлăх янă иккен.
Пĕсмĕлле, амин, Турă,
ху йывăрлăх янине çăмăллăхна пар.
Турран ырлăх,
Этемрен сиплĕх, амин.

Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Бог послал наказание, оказывается.
Пĕсмĕлле, аминь, Боже,
Постолько ты ниспослал наказание,
ниспошли и облегчение,
От Бога благополучие,
От человека исцеление, аминь.

(Çĕн Улхаш).

10. Хаярак чĕлхи (н а г о в о р о т х а я р а к а). Появляющийся под мышкой твердый, болезненный нарыв народ называет хаярак. Против этого наговаривают с помощью точила (хăйрапа сăваççĕ) следующим образом: знахарь начинает считать от 1 до 11, потом в обратном порядке до 1-го, но так, что из числового ряда каждый раз пропускает по 2 цифры. При произношении каждой цифры касается точилом нарыва, и в конце каждого цифрового ряда плюет в сторону:

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 — тьфу (плюет в сторону);
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 — тьфу (плюет в сторону);
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 — тьфу (плюет в сторону);
1, 2, 3, 4, 5 — тьфу (плюет в сторону);
1, 2, 3 — тьфу (плюет в сторону);
1 — тьфу (плюет в сторону).

Усал-тĕсел çавăнта кайтăр.

Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь,
восемь, девять, десять, одиннадцать — тьфу!
Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь,
восемь, девять — тьфу!
Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь — тьфу!
Один, два, три, четыре, пять — тьфу!
Один, два, три — тьфу!
Один — тьфу!

Зло и лихо пусть убираются туда.

(Çĕн Улхаш).

11. Орпа (я ч м е н ь н а г л а з а х). Если у кого-нибудь образуется на глазах ячмень (коçа орпа тохсан), одним ячменным зернышком наговаривают на его глаз так, что при произношении каждой цифры тыкают зернышком в сторону глаза и в конце строк плюют в сторону:

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 —
Тоххăр çĕрелле саланса кайтăр — тьфу (плюет в сторону);
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 —
çич çĕрелле саланса кайтăр — тьфу (плюет в сторону);
1, 2, 3, 4, 5 —
пилĕк çĕрелле саланса кайтăр — тьфу (плюет в сторону);
1, 2, 3 —
виç çĕрелле саланса кайтăр — тьфу (плюет в сторону);
1 —
пĕрлĕхсĕрех полтăр — тьфу (плюет в сторону);

Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять —
пусть разойдется на девять сторон — тьфу!
Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь —
пусть разойдется на семь сторон — тьфу!
Один, два, три, четыре, пять —
пусть разойдется на пять сторон — тьфу!
Один, два, три —
пусть разойдется на три стороны — тьфу!
Один —
да не будет ни единого — тьфу!*

(Вомпукасси).
12. Р е б е н о к с т р е м я д у ш а м и. Есть такая детская болезнь, при которой живот ребенка опухает, и когда он дышит, то живот его как бы волнообразно три раза поднимается и опускается. В этом случае говорят, что у ребенка три души (ачайа виç чон полнă). Чтобы из такого ребенка выгнать две лишние души делают следующее. Знахарь или какая-нибудь старуха кладет больного ребенка в корыто и вместе с корытом несет его к открытому окну. Между тем другому ребенку дают сковородник*, на который тот, садясь верхом, три раза обегает весь дом. Подойдя к окну, где ждет знахарь с больным ребенком, он говорит в окно:

Папи мĕн ĕçлен?

Что делаешь, бабуся?

А знахарь так отвечает:

Ман шăнкăла виç чон полса,
икĕ чонна вĕлереп,
пĕрине хоаратăп.

У моего младшего брата оказалось три души,
две уничтожаю,
одну оставляю.

Ребенок три раза повторяет свой вопрос в окно и три раза так отвечает ему знахарь. После этого окуривает ребенка дымом от бересты и прочих древесных трутовиков, и лечение на этом оканчивается. (Пошкăрт).

13. Если кого-нибудь укусит б е ш е н а я с о б а к а (орнă йытă), на укус обычно посыпают золу сожженной шерсти собаки. От этого, считают, укушенная часть тела не опухнет, и человек не заболеет. (Вомпукасси).

14. От с е р д ц е б и е н и я, с е р д е ч н о й б о л и** перемешивают лесной песок с простоквашей и дают есть больному. (Улхаш).

15. Если во время водопоя у лошади набранная в рот вода вытекает через нос, о ней говорят: тилçе пулнă (у нее тилçе). В таком случае разрезают тонкое сухожилие, находящееся между внутренней стенкой верхней губы и верхней челюстью, называемое тилçе тымарĕ (сухожилие тилçе).

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous