Отрывки из писем и личных записей Остин Осман Спейр и Кеннет Грант

Отрывки из писем и личных записей Остин Осман Спейр и Кеннет Грант

Уважаемый г-н Спейр, Я большая поклонница вашего творчества. Можно прийти посмотреть ваши рисунки? Если да, следующая среда или четверг (23-е и 24-е) Вас устроит? В первой или во второй половине дня. Назначьте любое удобное для Вас время и напишите, пожалуйста, Ваш точный адрес. (Записку передаю через издательство «Keystone Press Agency»). С глубоким уважением, Стеффи Грант

5 Винн-роуд, Брикстон-роуд, Юго-Запад 9

21 марта 1949

Уважаемая г-жа Грант,

Огромное спасибо за письмо (16.03). Прошу прощения за задержку с ответом, уезжал на несколько дней. Буду рад видеть Вас в этот четверг, двадцать четвёртого, в 15.00-16.00. Если Вам не подходит, то любой день в это время меня устроит (за исключением субботы и воскресенья) — только, пожалуйста, предупредите. Если не ответите, значит, жду Вас в четверг. С глубоким уважением, Остин Осман Спейр

Выше указан мой единственный настоящий адрес, но, надеюсь, в скором посчастливится переехать.

Второе письмо О.О. Спейру

Уважаемый г-н Спейр,

С нашей последней встречи перечитываю «Книгу Удовольствия»; ваша работа прекрасна — как то, что я видела, так и то, что читаю сейчас. В среду в 15.00 у меня будет свободное время, хотела бы зайти к Вам взглянуть на картины, неоформленные рисунки, если таковые имеются; и выбрать одну, если можно.

Также, в начале июня, хотела бы прийти со своим мужем (перед его днем рождения). На данный момент у нас небольшие трудности с квартирой (может, кто-то из ваших знакомых сдает маленькую квартиру на север от Темзы?), однако, если ничего непредвиденного не случится, мой муж мог бы помочь Вам напечатать рукописи. Он в последнее время занимается такими вещами.13 В любом случае, можете подумать над этим до июня.

Большое спасибо за письмо и пастель — весьма кстати, я как раз запланировал такую работу. Рад, что вы наконец переехали, надеюсь в ближайшее время последовать вашему примеру. Дайте знать, когда обоснуетесь и будете готовы к посещению пабов.

Мне подходит любой день и время. Извините задержку с ответом -уезжал на несколько дней.

С наилучшими пожеланиями Вам обоим,ООС.

5 Винн-роуд, Брикстон-роуд, Юго-Запад 9

21 июня 1949

Уважаемая г-жа Грант, Спасибо за письмо. Буду рад видеть вас в эту среду (22-го) в 15.00. До встречи. Спешил. С ув., Остин Осман Спейр.

Среда 22 июня, 1949

Поехал на встречу с Остином Османом Спейром. Познакомился с одним из величайших современных художников и пробыл у него около часа. Мы с Деди ломаем голову над тем, как лучше ему помочь. Он дал напечатать небольшой текст, договорились встретиться во вторник в 6 и оправиться в «раунд по пабам».

Он говорил главным образом об архитектуре и о красивых домах, что пакостный Совет Лондонского графства беспощадно снес, чтобы освободить место для хибар в своих таких же пакостных домах. У него вроде однажды был дом в Кеннингтоне, прекрасный старый дом с мощной дверью из красного дерева. Он показал нам некоторые из своих многочисленных картин, что стояли в гостиной. Одна из них -Неопределенность» — меня особо зацепила.

Он планирует провести выставки в двух пабах, с середины сентября до середины октября, и эти причудливые работы тоже будут там. Бог знает! Были бы деньги, я бы сам купил несколько картин. Думаем разослать всем уведомления, что готовится выставка.

Остин Осман Спейр видит душой. Его работы — это то таинственное окно изумления и ужаса, которое мало кому удалось закрыть ставнями. Посмотреть в это окно и понять, возможно, еще сложнее, тем не менее, есть такие, кто сможет оценить тонкость и красоту того, с чего сорвали маску, оставили без прикрас, чего-то точного и ужасающего.

Нам показали не притворство, погрязшее в ложно устроенной безнравственности, которая характеризует т.н.» современное искусство», но истинное незапятнанное видение Клипот — Обратной стороны Души. Ужас преодолевается и подхватывается ударами дикой преображающей красоты, которая пронизывает все работы Остина Османа Спейра. Нет ни сомнений, ни смутных намеков, скрытого неумения или неспособности удерживать неподвижную силу видения — есть только чистое совершенство и могущество восприятия, которое, как гром, встряхивает цепи Души и выталкивает ум из «преисподней нормального».

Мы в основном сталкиваемся с лицами; лицами, внешне вполне земными, весьма обычными и приемлемыми, но эти лица, помещенные в своеобразную перспективу, претерпевают деформацию, практически не поддающуюся анализу, что приводит нить могучей магии Спейра к поверхности холста. Кто-то осознает, совершенно внезапно, эту «ненормальность», и по мере того, как это осознание растет, вместе с ним развивается безумное убеждение, что эта «ненормальность» является правильной — особым мощным, основным, и по сути единственным фактором, скрывающимся за этим притягательным лицом, которое смотрит на вас.

Не думаю, что какие-либо фразистые теории и учения о перспективе и технике могут объяснить только что описанное явление; по моему мнению, единственный ответ заключается в решительной способности Спейра видеть Душу Формы — Безс-Массу Материи (Bezs-Mass of Matter), которой он всегда был увлечен. Он стремится обличить не Душу Духа, но Душу Восприятия, сущности с земной страстью, которая и составляет лицо, глаза, губы. Мы чувствуем, что в каждой частице лица — отдельная жизнь, что целое — это ряд сложных комбинаций, не покоящихся, но бесконечно борющихся друг с другом в фатальной фрустрации силы, которая никогда не прекращается, так как все эти стремления всегда пребывают в состоянии войны. Тем не менее, поскольку мир является матерью войны, как точно заявил Алистер Кроули, в наблюдателе этих тревожных зеркал его самого порождается состояние мира и спокойствия.

В работе Спейра не было какого-то роста или упадка, как он сам однажды сказал: — «Я знал все это, будучи еще подростком. Во многом это относится к технике. Он с рождения обладал фатальным видением -видением, которое свело с ума многих великих людей, не совладевших со страхом, — но Спейр упорно фиксирует каждую деталь того, что замечает его всевидящее око. Словно сам Бог, он, ослабев, отринул в сторону советы простых смертных и сидит в одиночестве на им же созданной скале Видения и Силы.

Величественнее Бердсли, превосходя современность гостиной или ванной нового времени, и его физическая выносливость и духовная смелость заслуживают большей похвалы, чем может дать этот писатель.

Нас не заботит то, откуда он пришел, к какому берегу в итоге он причалит, наше дело — испробовать, как соткана его работа, на нашем внутреннем опыте.

Именно потому, что от пассивного зрителя слишком много требуют, лишь немногие заявляют о том, что оценили Спейра и его величие. Неподражаем как изобразитель Лиц, он, как его брат в области литературы — Артур Мэйчен — не имеет себе равных в умении улавливать те жуткие оттенки, которые скрываются под простотой и, казалось бы, обычные формы Вещей.

Кто-то, может, опишет его как человека, встретившимся лицом к лицу со всем злом, окунувшим свои кисти и перо в его ядовитые реки и с непогрешимым мастерством, начертившим узоры порока и безумия на лице человечества. Я бы сказал, он увидел силу Формы, самой Материи, пульсирующей со смертельным вожделением в самом сердце Вещей, слепой и фатальной.

Напечатали и отдали Деди на корректуру; в 21.00 она вернулась уже с готовым текстом. Предлагает отправить ему… Начали печатать заметку Спейра о Маннингсе и пр. Обсудив, как можно помочь Спейру, в полдвенадцатого пошли спать.

5 Винн-роуд, Брикстон-роуд, Юго-Запад 9 Вс,

26 июня, 1949

Уважаемый г-н Грант,

Большое спасибо, что так быстро напечатали текст, и за ваши лестные слова в мой адрес. Я хотел бы использовать то же самое в Каталоге, но некоторые вещи нужно немного переделать. Подробнее во вторник, посидим в пабе и перечитаем обе рукописи. Жду Вас около 18.00. До встречи. С уважением, Остин О. Спейр

Понедельник, 27 июня 1949

Письмо от Остина, в котором он восхваляет мои похвалы в его адрес. Говорит, что он хотел бы использовать то же самое для своего каталога. … Читаю Книгу Удовольствий — могу смело назвать ее одной из лучших книг, которые я когда-либо читал. И все же не могу сказать, что я действительно понял теорию Позы Смерти и Смех во время полового акта, и т.д. Право, нужно будет обсудить это с ним, когда он придет в «Орогамо». {См. примечание 19}

Вторник, 28 июня 1949

По счастливой случайности встретили на остановке Дедала5 — только распрощались. Пришли к Спейру едва перевалило за 6 и отправились в изумительные пабы района Лондон-Бридж. Он немного почитал Артура Мейчена,6 по той причине, что я в своей статье провел параллели между ним и этим писателем, чем первый был очень доволен, только хотел немного смягчить тона. Он рассказал нам о автобусе, полном закадычных друзей, настолько нелепых, более гротескных, чем все, что он мог бы нарисовать […] Другой паб, куда он нас повел, находился возле станции метро Борроу — красивая женщина — как истинный жрица Изиды, — упоминаемая Форчун, 666, Сократом… Пошли в паб, в котором он собирается проводить весной выставку — просторный, длинный зал с восхитительным садом в конце. Дальше в «Элефант»… Спейру предложили комнату, совсем рядом с тем местом, где он живет сейчас, дом с 8 комнатами и за 1 фунт в неделю. Это предложение, сделанное этим же утром, возможно, связано с нашей магической операцией Опус °IX. Дедал прошел настоящую инициацию и чувствовал себя ужасно, когда вернулся… ООС дал мне на редактуру заметку о Маннингсе- Он сказал, что слово ореол (англ. halation) заключает в себе понятия «гало», «аура», «общего рода газообразная оболочка». ООС носил на куртке голову маленькую эмблему смерти, которую он сделал много лет назад, с надписью Танатос над черепом и костями.

Поехал к Остину Осману Спейру, около 11 был у него. Он только встал, мы поговорили о рисовании и о подготовке доски объявлений и т.д. Он доволен машинописным текстом его рукописей и, похоже, собирается использовать мое эссе. Он также поговорил о магических формулах, которые он составил пару лет назад, также о чем-то очень удачном о Черной Мессе.

На веревке висели чулки и другие женские принадлежности — Деди заметила их раньше меня. Спейр сделал эскиз Деди для маски, которую он принесет в следующий вторник, когда придет на обед. Пошли в «Уайт Хорс» — я дал ему 20 гр табака «Three Castles» — к его огромному удовольствию,поговорили на оккультные темы. Помимо прочего он рассказал, как потерялся в снегах, выпил вина, и господин в одеждах прошлого века, который якобы жил в старой хижине указал ему дорогу; когда ООС и его друг (последний был озадачен, поскольку, насколько ему было известно, в тех местах не было ни одного дома) отправились туда на следующий день, оказалось, что ни мужчины, ни хижины не существовало. На снегу были только следы Спейра да конский навоз…

Египет ему оставил незабываемые впечатления, статуя черной богини-кошки, над которой склонилась лунная колона, буквально переносила в прошлое. А яркость звезд на бескрайнем небосводе наполнили его благоговением.Одно из потрясающих событий, которые он живо помнит, — альбатрос следующий за кораблем в тумане Северного моря.

Вторник, 19 июля 1949

Повезли ООС различные рисунки и иллюстрации Деди для критического анализа.

На автобусной остановке он сказал, что собирается переименовать около 40 своих работ для предстоящей выставки и хочет, чтобы я приехал (в среду в 4) помочь ему. Он также думает создать серию рисунков — лица римских императоров, больше всего его интересует Коммодус (кстати, в другой день он говорил о симпатии к Филиппу IV Веласкесу.) Он пришел в «Орогамо» к 5.45; на ужин у нас было вдоволь светлого пива, сигарет, а также горошка, картофеля и Гуляша (он оставил половину). Мы показали ему Книгу Закона Деди, которая ему очень понравилась, а также ее непристойные рисунки на обложке других книг, — он сказал, что в свое время рисовал тысячи таких — некоторые для новел Десмонда Кокса Хармсворта. Он делал иллюстрации к книге Крафт-Эбинга «Половые психопатии» — в итоге блондинка взяла у него за это £ 100. Пуританских нравов жена врача из Харли Стрит пришла одной ночью со своим мужем, чтобы увидеть их, и они занимались мастурбацией в его присутствии!!!
Спейр намекнул, что видел много любопытных сексуальных практик. Мы показали ему Янтарную Женщину, Шиву, Зеленый фрукт, мои портреты.9 Янтарная Женщина ему понравилась больше всего, не потому, что это наиболее завершенная работа — сама идея показалась ему привлекательной. Он сделал набросок свечи, из которой «вырезал» фигуру женщины, но придал ей такую форму, что до тех пор, пока глаз не заметит женщину, различалась обычная свеча, однако, когда женщина была обнаружена, только этот образ и оставался. Он посмотрел Дойча, Урс Графа, Боша, Брейгеля, Таро (666), Романтическую Агонию и взял с собой Избранные работы Мэйчена. В 8 мы пошли в «Уитшиф», где посидели до 10. Он говорил удивительные вещи о Пространстве, Бесконечности и т. д. и о необходимости формулировки, предвосхищающей замысел. А также: Мистик — это тот, кто понял больше, чем может выразить. Он рассказал нам о своем католическом воспитании в школе «поганых ублюдков. Священники были гомосексуалистами и монахини безобразничали вместе с ними», как я поняла. Он «знал обо всем этом уже в 8 летнем возрасте!» Он жил с женщиной, прежде чем ему исполнилось и она забеременела от него. Преждевременное рождение спасло его от страшных последствий.

Когда Деди показала ему Нину, Спейр узнал ее.

Его по-прежнему смущает, когда смотрят на его работы. Вечер был великолепный — пили пиво, курили и слушали Остина Османа Спейра, который заявил, что обнаружил математическую формулу, выражающую конечное развитие его Теории Ни-Ни.

Среда, 27 июля 1949

Поехал к ООС. Был там в 3.50. Он как раз работал над чудесной картиной в старом стиле и промокал ее газетой. Затем мы приступили к переименованию его произведений. Я предложил более 20 названий. После довольно медленного старта вдохновение наконец пришло. Взял рукописи для печати. «Луна на оргии» — натуралистический этюд с полной луной на заднем фоне — одно из самых мощных его творений. «Роща вурдалак», «Звездное подобие» и другие шедевры. Пил чай из чашки с бабочкой. Отправились в «Элефант и Кэстл», затем зашли еще в парочку пабов. Было очень интересно, когда он излагал учение, продолжающее Книгу Удовольствий, об эксплицитном и имплицитном Я.

Я спросил о Сидни Сайм, которая, похоже, к концу жизни стала религиозной, но создала отличное произведение искусства для журнала «Форм». Отдельно он упомянул Сакса Ромера, его Романс о колдовстве. В «Элефант» нас обслуживала толстая некрасивая барменша. Однажды, встретив Спейра на лестнице, она попросила набросать вчерне ее портрет, но он торопился, и черт побери, она ему понравилась!!! Он хочет, чтобы мы сфотографировались и дали ему негативы, он рисует нас на длинном панно (вставит его в китайскую рамку). А также, чтобы мы встретились с ним и девушкой из бара «Боро» и остальными во вторник для «вечерней пьянки»…. Он говорил довольно много об иллюстрированной Книге Закона Деди. Она поможет купить ему фанеру и бумагу.

Телеграмма 2 августа 1949

Сегодня не могу пишите Спейр

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9

22-е (август 1949), понедельник

Дорогой Кеннет Грант, Извините за долгое молчание, я хотел внести в каталог основную часть моей работы, прежде чем снова Вас беспокоить… Я внес 107 рисунков, достаточно хороших уже оттого, что они завершены Поэтому, если Вам удобно, я жду Вас этот четверг 25, около 4.30, нужна ваша помощь в наименовании свежих 50 работ, я буду очень благодарен. Если четверг не подходит, меня устроит любой другой день и время.

Поприветствуйте от меня вашу супругу. Всего доброго. С уважением, Остин Осман Спейр

Понедельник, 22 августа 1949

Приехали к Спейру где-то в 11.30, привезли ему деревянные рамки. Он показал нам несколько отретушированных картин — среди них удивительная маска [Чарльза] Лотона — «Луна на Оргии», «Бросок с болезненно бледными мыслями» и другие. Он хочет, чтобы мы пришли к нему в пятницу в 16.00, он отведет нас фотографироваться, чтобы потом из фотографий сделать картину. Книга Закона ему не очень понравилась, он сказал, что это по большей части Ницше и т. п., еще он хочет, чтобы я вырезал изречение 666. В «Уайт Хорс» он дал нам свою фотографию, очень удачную. Спейр говорил о Ханнене Сваффере и об одном хирурге из Харли Стрит (Г-н…), которые работают над статьей о нем для Журнала «Тайна», в которой также будут некоторые из его рисунков.

Он говорил дельные вещи о 8 ° = 3,17 например, о тьме, которая не является противоположностью Света, а лишь ее степенью. Но он не понимает значения фразы 666 том, что Мир — это Матерь Войны. Дриберг немного написал в «Санди экспресс» о его выставке две недели тому назад, но Спейр говорит, что от этого много пользы не будет — слишком рано.

Уже сейчас планируемая выставка займет весь этот большой паб с садом.

С помощью диаграммы, что он начертил на маленьком кусочке фанеры, который Деди удалось раздобыть помимо большого куска, он описал свою теорию ритма, базирующуюся на понятии асимметричных кривых и т. д. Он обещал нам особую, его собственную Книгу Закона. «даю слово».

ООС порекомендовал Бонское издание Апулея и «Арабские ночи» Мазерса. На вопрос ученика «Самая великая в мире книга»? («У вас она есть», сказал он мне), он ответил — «Книга мертвых»! Кроме того, он рассказал нам, как, однажды, будучи смертельно уставшим, в сумерках начал рисовать; он продолжал работать в полной темноте на протяжении трех часов — картина, что он создал, это был шедевр.

Пятница, 26 августа 1949

Приехали к ООС в 16.10. Посмотрели его иллюстрации в Журнале Тайна (Стеффи оставила его — вместе с однотомником Мэйчена — у фотографов). В течение часа придумывали названия для картин, среди которых «Дуб Гекаты» и другие великолепно выполненные рисунки женских обличий. Он говорит, что почти закончил свою Книгу Закона для Стеффи.

Пошли к фотографу, который сфотографировал королеву Дидо в профиль и анфас, а меня 3/4 в профиль (заплатили £ 7). В результате на пиво денег не осталось, на сигареты почти тоже. Тогда Спейр вытащил жестяная коробочку и щедро достал из нее 10-фунтовую банкноту — так что нам хватило на три бокала каждому и мне на проезд!

В Каталоге мы числимся под номером 108. Я вернул свое Вступительное эссе, должным образом изменив его.

Примечание: Послали ООС «Озорные сказки» Бальзака, чай и сахар. Он показал Деди превосходные магические эпиграммы и пообещал прислать мне некоторые из его книг для набора. Интересно…

Понедельник, 29 августа 1949

Уважаемые Кен и Стеффи, Большое спасибо за письма и напечатанные рукописи. Я уже многое переделал, и когда закончу, вышлю вам еще один раздел, который, я надеюсь, вы столь же любезно для меня напечатаете. Думаю, что буду в этот четверг около 6-6.30.

P. S. С вашими книгами все в порядке, они у фотографов — я принесу их. P. S. Прилагаемое не имеет отношения к личным выводам, — это лишь мой ответ на буклет, что вы мне одолжили. Искренне ваш, ООС.

Стеффи от последнего стоика (Зос)

Все законы прямо или опосредованно созданы человеком. Все законы нарушаемы и выставляют требования — потому избегайте их. Нет никакой любви по закону или подчиняющейся закону. Я есть закон лишь в том случае, когда его создаю и сам ему подвергаюсь — поэтому не устанавливай законов, кроме этого:»Я один существую, я есть во всех вещах, и все они от меня зависят… все есть мои эманации, ибо мне не ведомо реальное существование без Эго.» (Эго, которое есть Я-Любовь)

Все религии являются зароком некоторого закона — их приверженцы бесконечно ищут искупления от своих грехов. Через такие надежды и страхи оНи там ни туткогда не достигнут чего-то подлинного. Разница между Добром и Злом, Богом и Дьяволом состоит лишь в степени влияния нашего невежества (культуры). Разве не я создал эти вещи и похоронил их как рудиментарное порождение себя?

Истинно говорю: устанавливая свою Волю, я связываю себя ее обязательствами — следовательно, свободная Воля в великой вере: «Я есть душа и я тело, разделенные лишь клеткой слов» (Душа — это Мудрость, а тело — Знание). Единство их и есть Магия: оно достигается через Знание Священного Алфавита. Наш единственный долг по отношению к самим к себе — это принимать Мудрость Души. Долг по отношению к другим (в частности к нашему Я) — не наносить преднамеренного вреда.

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9

1 сентября 1949

Дорогие Кен и Стеффи,

К сожалению, на этой неделе один мой старый ученик из Корнуолла хочет, чтобы я дал ему как можно больше уроков. Поэтому вы не возражаете, если я приду не в пятницу, а в следующую среду, в то же время? После среды любой день и время мне также подойдет — просто дайте знать. Ваши фотографии получились отлично, покажу, когда приеду.

Усиленно работаю, надеюсь закончить ваши портреты к ближайшим выходным. Всего наилучшего, еще раз извините за пятницу: у меня с учениками из области своего рода «контракт>. С уважением, ООС.

21 Возможно, Вера Уэйнрайт.

Вторник, 6 сентября 1949

Дорогие Кен и Стеффи, Спасибо за письмо, я думаю приехать в четверг, позже смогу сказать наверняка.

Отправляю вам напечатанные рукописи с некоторыми поправками -прошу проверить пунктуацию и правописание. Возможно, принесу еще что-то. До встречи и всего наилучшего вам обоим. Искренне ваш, Остин Осман Спейр. Израсходовал всю почтовую бумагу!

Четверг, 8 сентября 1949

ООС приехал вскоре после шести, посмотрел Книгу Мертвых. На ужин было картофельное пюре, яйца с беконом, а также много светлого пива. Пошли в Паб Шелли, но ООС был там очень сдержан. В автобусе рассказал нам об эпизоде, произошедшем на бомбардированном участке, который дал начало следующей шутке: «Женщина с задранной юбкой, открывающей зад, ест рыбу с жареной картошкой; подходит полицейский и, указывая на ее обнаженный зад, начинает ее журить. Она с негодованием поворачивается и отвечает: «О, как галлон?»

Рассказал о случаях, когда магическая формула срабатывала так, что деньги приходили самым иррациональным образом; у меня были очень похожие ситуации.

Барменша в «Борроу» носила очень короткую юбку, и каждый пялился на ее ягодицы — «да она не возражает». ООС сказал, что я могу оставить у себя оригинал рукописей, которые напечатал, и пообещал прислать еще. Где-то в 10.10 на станции Пиккадилли мы разошлись. На следующий день пришла записка:

Теория или техника вдохновения ООС: Полное принятие; чем больше степень принятия или «веры», тем сильнее вдохновляющий поток. Он детально объяснил, что наши (так называемые) законы — это всего лишь наши ограничения. Он приводил очень хорошие примеры для иллюстрирования своих слов.

Четверг, 15 сентября 1949

ЗОС появился в 5.45 со своей Магической Формулой. Он подписал нам личную копию «Книги Удовольствий» и вложил книгу эпиграмм. И одолжил нам Апулея. Ужин: яичница, кабачки, помидоры, картофель. Светлое пиво и сигареты. Он пришел в своем халате для рисования, перепутав его с плащом! Когда мы вышли из «Орогамо», шел дождь.

22 Надпись в Книге Удовольствия: \»Кену и Стеффи, 1949 г. Тождество опосредовано различиями, и существуют только различия. Остин Осман Спейр.\»

Он упомянул о медитации на свой член в полутемной комнате и визуализации девушки, «прикасающейся к нему языком», как способ достижения экстаза, а также об изнурении ума и подготовке тела для забрасывания Сигилы, как это описано в его рукописях о Магической Формуле, которую он принес в этот вечер. Когда он работал над Книгой Удовольствий, он практически ничего не читал, кроме светской литературы и немного Ницше. До этого он тщательно читал Шекспира.

Среда, 21 сентября 1949

Зос пришел в 6.15. Ужин: картошка с колбасой и крепкий ирландский портер. Пошли в «Гоат» в районе Мейфер. Выпив несколько таблеток аспирина, Спейр оживился и начал говорить о сотнях женщин, с которыми он спал (живописные детали, рассказанные по секрету, здесь опускаются).

Он показал мне письмо от статного рэкетира по имени Оффорд (или как-то так) — весьма любопытный почерк. Сказал, что у него бледно-голубые холодные глаза афериста.

До 5 или 6-летнего возраста ООС вроде принимал свою мать, но после начал испытывать к ней настоящую неприязнь и чувствовать, что она его вовсе не оберегает. До 14 лет он очень редко видел отца, тот постоянно был в ночном дежурстве.

Мы ушли из «Гоат» вскоре после 10 и попрощались с ООС на остановке Пиккадили.

Он принес рукопись для набора — «Эстстоик».

Встреча Паб Элефант Четверг 19.00 Остин

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9

23 сентября 1949

Дорогие Кен и Стеффи,

Только этим утром получил вашу телеграмму — отсюда задержка. Буду рад видеть вас с друзьями в этот четверг в 19.00 в баре «Элефант» и «Кэстл паб», большое такое здание, стоит отдельно от других. Я буду с двумя друзьями в баре «Салун», оттуда пойдем дальше. Спешил.

Искренне ваш, Остин

Четверг, 29 сентября 1949

Ровно в 4 пришли в «Элефант». ЗОС был там с компанией, принес мне свои рукописи. Куин и его очаровательная супруга пришли незадолго после этого. Топси появился где в полвосьмого с общественным бухгалтером по имени Юнг, с которым он познакомился в Бенгалии. Топси напился в стельку — его бросила Эстела. Перекочевали в паб Бэтти. Вечер прошел интенсивно, много пили, пока не пришлось вести Топси и его друга к ближайшей станции метро. ЗОС очень потешался, ему совсем не досаждало упитое состояние Топси.

Понедельник, 3 октября 1949

Встретились с ZOS в 6.05 в № 5. Печатник хочет получить Каталог как можно скорее. ООС принес тексты для набора. Показал нам наш портрет. Я подчеркнул, что не хватает его лица. Самой интересной темой вечера была «Формула Плотина». Он рассказал о настоящем значении слова Urning (Urn — ваза,, урна). Это техника под названием «Глиняная Дева», которую он упоминает в рукописях. {См. Часть II, Раздел II} Он нарисовал в качестве иллюстрации фаллос и отметил, что основным элементом процесса является невероятной силы всасывание, осуществляемое специально сконструированным сосудом. Он использовал «японскую» вазу, которую купил за £ 3. Всасывание настолько интенсивное, что вызывает сильную эрекцию. Различные тонкости, якобы необходимые для изготовления такой вазы «и прочее», сказал Спейр, — это одна из используемых магами, по сути ненужных, уловок. Но если «вы верите в подобные предрассудки, то они, без сомнения, будут работать».

В юности он был знаком с одним очень скромным итальянским мальчиком, который рассказал ему сказку, необычайно его впечатлившую. Отец этого мальчика хранил все свое дерьмо в специальных мешках, он говорил, что однажды все оно превратится в золото. Когда отец умер, в мешках обнаружили более тысячи фунтов!

Эстелла: одна из супруг Топси, чей обворожительный французский акцент сначала очаровал, а затем стал его раздражать. У нас недавно была памятная встреча с ними в доме Эстеллы в Голдерс Грин, где под весом коллекции книг Топси треснула внешняя стена дома, так что входить можно было только через черный ход, а парадную дверь не открывали. В то утро о своем визите предупредил потенциальный издатель. Топси с женой в привычной для них манере бурно повздорили по поводу того, кто пойдет за продуктами. Каждый заявил, что не собирается этим заниматься, затем оба передумали, не предупредив друг друга, отправились в магазин и принесли по курице каждый. Из-за этого разыгралась новая сцена по поводу траты денег, за которые можно было посидеть в пабе и т.д. Вскоре после этого произошла окончательная трагедия: Топси занялся биографией Артура Мэйчена, которого он знал и непомерно восхищался. В разгаре ссоры Эстелла схватила черновик этой работы и, порвав его на мелкие кусочки, бросила в Топси. Страницы не были пронумерованы, и Топси не смог восстановить машинопись, это был единственный экземпляр, который так и остался неопубликованным. (См. Артур Мэйчен, Избранные письма, The Aquarian Press, 1988, стр. 168-207.)
26 Свой портрет он так и не вставил (27 июля 1949). Гравюра 12.

Именно Спейр давал показания в защиту писательницы, автора романа «Колодец одиночества».

Зос знает Г. В. Мортона, автора мещанско-утонченных книг о Лондоне. Говорит, тот всегда просит его рассказать какую-нибудь грязную историю.

Я спросил у Спейра, известны ли ему физические способы вызова эрекции, которые бы абсолютно не зависели от умственного стимулирования. Он ответил, что нет, однако ему удавалось добиться этого, не прибегая к какому-либо ментальному образу женщины. До 45 лет он был одержим идеей секса, день и ночь. Но потом. все изменилось, и, вне всякого сомнения, он усовершенствовал магическую формулу Сосуда.

Однажды его обвинили во внебрачной связи с замужней женщиной, но его защищал Норманн Биркетт и выиграл процесс, притом, что выступал против мужа-рогоносца с миллионным состоянием. (Примечание: Эскиз, который сопровождал раздел о Сосуде (выше) в моем первоначальном дневнике состоял из эрегированного фаллоса в плотно прилегающем горлышке вазы почти такого же размера и формы.)

Среда, 5 октября 1949

Никто не может судить или каким-либо образом оценить степень Мастера Храма. В попытке измерить величие Остина Османа Спейра мы незамедлительно столкнулись с кирпичной стеной невозможности. Невозможность, непостижимость, невыразимость — это весьма размытые абстракции, которые для разных людей означают разные вещи.

Я описал Спейра как Мастера Храма (8° = 3° в иерархии Серебряной Звезды). Он обладает всеми качествами данной степени, это правда, хоть и остается многое, не поддающееся определению и не позволяющее создать четкую классификацию.

Выдающимся качеством личности Спейра является его абсолютная независимость.

Сам он отрицал существование какого-либо закона: « Мои ограничения — мой единственный закон», — говорил он. Но Спейр только выиграл от такого выражения независимости, а за счет чего, мы,

простые дети Света, можем лишь смутно предположить. Мы знаем, что в ранней юности он отказался играть роль, какую от него ожидала толпа поклонников, т.к. интуитивно знал, что это станет большим препятствием для его всестороннего развития и помешает основному достижению. Мы знаем также, что он покинул центр всеобщего внимания и преходящей славы с одной лишь целью — взрастить грозное пламя своего гения.

Его физическая привлекательность и магнетизм были неотразимы и захватывающи, и он был «путеводной звездой» не только для любителей искусства — любого рода искусства, — но и для женщин. С этим последним препятствием он справился так же скоро.

Трудно оценить, с какими внутренними конфликтами ему пришлось столкнуться в период, когда он отбрасывал эти ложные, но прельщающие награды, еще потому, что он выбрал самый сложный путь для того, чтобы сегодня мы могли быть свидетелями проявления его многогранного таланта.

Этот путь лежал через ад ужаса и омерзения, страшнее любого описываемого в книгах или церковью. Данте — даже Гюисманс или Бодлер, — здесь не путеводители, так ужасающ вид Клипот Спейровской Ночи.

В своей «Земле Инферно» (год публикации — 1905) Спейр назвал ад «нормальным», но он знал также и другое, что изложил аллегорически в изумительной Книге Удовольствий (Любви Себя), которую самодовольный мир увидел в 1913 году. Тем не менее, мир стремительно развивается, и мы понимаем, насколько Видение нас, что Спейр нам неустанно предлагает, является точным и великолепным.

Пожалуй, наиболее восхитительным качеством Спейра является его крайняя беспристрастность в любой ситуации. Он никому не предъявляет претензий, учит все-приятию. Он живо совмещает в себе противоречия, которые прослеживается во всем, о чем он говорит, и с улыбкой отрицает истинность своих самых серьезных работ, протягивая экземпляр читателю. Эта Беспристрастность, в сочетании со всеобъемлющей гармонией и силой, и поднимают его над Бездной к высокой Степени Мастера Храма.

Любой, кто знает его лично, может торжественно признать, что он сохранил неосквернённым свою искру гения, взрастил ее, пока она не вспыхнула яркой белизной Чистого Духа. Это пламя действительно сожгло все, кроме бессмертного и вечного образа — образа Чистой Красоты. Ибо красота была его целью, способом выражения, его внутренним знанием себя. Все вещи, к которым он прикасается, раскрывают свою красоту и глубину в тот же миг, когда его глаз захватывает их форму, а рука открывает их тайную сущность.

Ханнен Сваффер назвал Остина Османа Спейра «величайшим мистиком современности», но это только половина правды, поскольку он

не только обладает теоретическими знаниями и пониманием онтологического аспекта существования. Глазами он видит, а кистью преобразовывает; здесь, в своем Искусстве, в своих Самодовлеющих теориях Жизни и Смерти его внутренний взор наблюдает, как работает механика мистического.

Он считает, основываясь на пережитом глубинном опыте, что Я проявляется в двойной фазе — Имплицитном и Эксплицитном. Первая -это потенциальная вселенная внутри каждого из нас, что проявившись в форме осязаемых чувств, становится Эксплицитным, Прошлым, кристаллизовавшимся, и тем самым искажает окружающую нас среду. Каждый из нас перешагнул пределы невыразимого множества карм, и Спейр говорит, что развитие и совершенствование дало побеги во всех сферах жизни. Так из нашей «Птичьей Кармы» произошли самолеты; из «Рыбьей Кармы» — овладение Элементом Воды и так далее.

В серии эпиграмм, которая составляет часть книги, над которой он в настоящее время работает, показан удивительный мир, в котором Я выделяется как единственный и вечный фактор.

7 октября 1949

Прийти не смогу Остин

Воскресенье, 9 октября 1949

Я напечатал приблизительный план (не описание) биографии ЗОС. Думаю дать ему, чтоб расширил. Полагаю, будет проще выведать у него биографические факты, если дать ему почитать эссе (см. 5 октября) и примерный список содержимого:

Глава I: Ранний период. II: Спейр как художник. III: Спейр как философ. IV: Спейр как мистик.

V: ООС уходит в тень: Обитатель порога. VI: Пересекая Бездну. VII: Появление ЗОС. VIII: Апофеоз ЗОС. IX: Киа и «Ни там ни тут». Высшее. X: Книги ЗОС. XI: Промежуточность.

I: (Юность и Мечта: проблеск Цели). II: (Изучение его рисунков, картин, инвентаря и других эстетических представлений). III: Его идеалы абсолютной Независимости и Беспристрастности. IV: Его мистическое отношение полного принятия. «Я учу все-приятию» — в даосском стиле. V: Отказ от общепризнанной славы и « богатства» (главное препятствие и борьба за внутреннюю прямоту). VI.: Сошествие в Ад: неприкосновенное и тайное пламя его Гения или Демона, подчиняющего

и покоряющего все… стихии склоняются перед ним. VII: Он становится ЗОС по мере того, как избавляется от «фрагментов плоти» в ходе испытаний, что поглотили их, оставив его пламя неугасимым, безукоризненным. VIII: Достижение головы-Бога: полная и абсолютная реализация Себя как Вселенной. IX: Преодоление противоположностей и рождение Видения Чистой Красоты. X: Изучение его философских трудов. Земля Инферно, Книга

Удовольствий, Анафема Зос, Эпиграммы, Фокус. XI: Форсированный экстаз и культ Любви-Себя. (Работа ЗОС в его динамическом аспекте, показывающая способ применения мощной первичной магии жизни к изменяющимся Вещам внешнего мира посредством экстаза. Использование Слов Силы и Янтр; союз Искусства и Жизни через триединство Воля-Желание-Вера, учение Любви-Себя в действии.)

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9

Дорогие Кен и Стеффи,

Извините, что не пришел, печатник прислал телеграмму (относительно Каталога), в которой попросил быть в 6.30 в Кембервелле и, естественно, я не мог знать, когда освобожусь, поэтому написал вам. Во вторник вечером вам подойдет? То же время — около 66.30. Если нет, пожалуйста, назначьте удобное для вас время,, любой вечер, кроме сб и вс.

Извините, спешил. С любовью Остин О. Спейр.

Среда, 11 октября 1949

ЗОС приехал, едва пробило 6. Показал нам образец билета -ликеры!!! — Каталог должен быть готов со дня на день. Дал ему плащ Сорже, еще он примерял шляпу, которая, если бы он подстригся, очень бы ему пошла. Отдал ему аванс за наш портрет — 5 фунтов стерлингов. Вложил хлопковой ваты в свое глухое ухо и отправился в «Гоат» Мэйфейра. В «Гоат» он рассказал, как одна из его картин (обнажённая фигура) привела к убийству человека. Мужчина — респектабельный представитель среднего класса — купил ее и решил повесить в столовой, независимо от того, что скажет его жена! Это привело к разрыву, вымогательству и в итоге — к убийству жены! Муж, отныне жаждущий крови Спейра, пошел к нему, но не застав последнего дома, застрелился сам и т. д. и т. д…

В «Гоат» я отдал Спейру черновой вариант его биографии; он забрал его домой. Он рассказал нам, как определить девушку (женщину, которая еще не рожала) по цвету сосков: у девушки они розового или бледно-розового цвета, у матери — темные. Такой цвет образуется за счет молока, выделяемого молочными железами.

…Он хорошо знает Тома Дриберга — не как какого-то там гомосексуалиста, это его старый знакомый — он будет на представлении коллекции для прессы, наверняка, мы его там встретим. Он также обещал принести «свою писанину» — первую часть «Словопрения о ЗОС», я должен буду набрать ее на машинке.

С выставкой, говорил он, пока что все идет наперекосяк: рамки, карта Дидо, которая может задержаться на типографии 10 дней и т. д. и т. п.

В «Гоат» он нарисовал нам 3 формы головы: (1) классическая (2) сократическая, и (3) императорская. Сказал, что моя — где-то между (1) и (3), а голова Дидо — между (1) и (2). Он убежден, что в Дидо течет итальянская кровь. Только не южная. Кровь итальянская, но Италии северной. Он также подозревает, что это во второй раз он воплотился как англичанин — предыдущее воплощение было примерно в 1750 году. Тем не менее, категорически отрицает, что был Блейком, и склонен думать, что единственной его выдающейся инкарнацией был Апулей (насчет этого воплощения он выражал серьезную неопределенность — но, возможно, лишь потому, что не хотел хвастаться, или наоборот, чтобы произвести впечатление бахвальца). Карфаген, Древний Египет — он был весьма уверен, что жил там; также Рим (в лучшем случае), но сильно сомневался, что был когда-либо греком. Очень возможно, что он жил во времена викингов, и когда — в этой жизни — он отправился во Францию, Париж ему оказался больше по духу, чем Лондон.

5 Винн-роуд, Юго-Запад

9 Октябрь 1949 г.

Дорогие Кен и Стеффи,

Большое спасибо за марки. На следующей неделе у меня будет еще несколько снимков. Храню все гравюры. Встретимся в любое время, удобное для вас обоих. Спешу с письмом, чтобы вы поскорее получили брошюры, их здесь несколько. Билеты и каталоги позже. С любовью, ООС.

Среда, 19 октября 1949

Поехал повидаться со Спейром. Прибыл около 11.45. Женщина с тележкой дала мне написать ему записку, а потом сказала, что он дома!.. Когда я вошел, Спейр кормил кошек рыбой, но был рад видеть меня. С каталогом неразбериха, но к выходным должен быть готов. Пошли в «Уайт Хорс» чего-нибудь выпить.

Четверг, 20 октября 1949

Спейр пришел в 6 часов вечера с пачкой билетов; на обратной стороне их была карта Дэди. Он сказал, что Каталог должен быть готов этим же вечером, нам нужно будет забрать его в «Тэмпл Бар».

Я отдал Спейру старый пиджак отца Стеффи; пиджаку было лет пять, но на Спейре он сидел превосходно; я упаковал его с электрической лампочкой, а затем оставил ее на выступе в коридоре, когда возвращался за зонтиком — на улице шел дождь. Пришел в «Тэмпл Бар» где-то в восемь вечера но, конечно же, Каталог не пришел.

Какой-то парень весь вечер пытался играть на пианино, что явно действовало Спейру на нервы. Около 22. 30 мы ушли.

Пятница, 21 октября 1949

Поехал повидаться со Спейром. Приехал рано, паб был еще закрыт, поэтому я прогулялся, а потом вернулся обратно на автобусе. Когда я выходил, Спейр как раз пытался выломить дверь «Тэмпл Бар». Каталог пришел — и хорошо сделал — очень хорошо. Спейр дал мне 300 с лишним

писем, которые я должен буду отправить. Ну и день! Сплошные события.

{Запись на клочке оберточной бумаги}

Октябрь, 1949

(по поводу Каталога) Все ежедневные газеты, вечерние, еженедельники: иллюстрированные, журнал «Picture Post» и «Everybodys», литературные журналы.

Редакционный отдел (Дневник известной личности). Остальные отправить редактору отдела искусства или новостей, в редакционный отдел.

Понедельник, 24 октября 1949

Дорогие Кен и Стеффи,

Большое спасибо за вашу любезность и хлопоты — великолепная работа может быть издана.

Не могли бы вы приехать ко мне во вторник, где-то в 18-30? Я бы дал вам побольше билетов и несколько каталогов. Я весь погружен в добавление иллюстраций — дело действительно продвигается. Очень спешил. Искренне ваш, О.

Вторник, 25 октября 1949

Поехал к Спейру. Когда выходил из автобуса, дождь лил как из ведра. Добрался в 5.30. Кошка порвала «Защитную ауру» на кусочки, а над головами двух женщин таинственно выглядывали два черных глаза (отдельные рисунки). Пошли в бар «Элефант», там был Гарри и шустрая барменша, эту работу для нее нашел О.О.С. — хорошенькая.

Затем пошли в «Слэттерс», поговорили об осветительных приборах. Потом к Бетти. В газетах «Хроники новостей» и «Стандарт» немного написали о Спейре — предыдущий выпуск я не видел, но Бетти показала нам последний. Навестили Клавдия, у него как раз был состоятельный Альфред Гаррис (аукционист). Потом — паб «Чосер» и «Хоул ин зе Уолл». Слишком много выпили; вымокли до нитки. Ужинать мне не захотелось, и я погрузился в темное состояние забытья.

Среда, 26 октября 1949

Вчера О.О.С. запатентовал лампочку для художников, похожую на современную лампу «дневного света». Также радио (превосходное изделие, не далекое от целевого замысла), но его назвали Спеарфон, или как-то так. Говорили о пожилых 80-летних дамах, которые любят порнографию.

Четверг, 27 октября 1949

Как только проснулись, поехали к Спейру; на улице было очень холодно, но, слава Богу, солнечно.

Спейр, весь растрёпанный и помятый, походил на настоящего маньяка. Конечно же, фургон опоздал на час, но к 11.45 большинство картин были в пабе. Мы купили «Arbor Vitae» и «Метаморфозы». Встретили Ханнена Сваффера, он пригласил нас с О.О.С. в субботу к себе посмотреть некоторые из ранних работ ЗОС. ЗОС пообещал Деди, что подарит ей альбом — там около 20 рисунков. Женщина, которая пришла со Сваффером — полная, но весьма привлекательная женщина 45 лет — отчаянно желала увидеть картину «Луна на оргии». Как она сказала это! Куинн появился после того, как фотограф журнала «Mirror» сделал 3 фотографии — на двух из них только Деди и Спейр.

Ушли из «Слэттерс» в 3 ночи.

В тот же вечер Спейр должен был отвезти на такси наш портрет, свой автопортрет, портрет Слэттера, «Анафему Квадрига», «Луну на оргии» и несколько других. Договорились встретиться в пабе ровно в 8 часов.

Присели на минутку выпить чая, затем пошли в «Тэмпл Бар». О. Спейр был там с Дж. Смитом, местным полисменом, который знал его с 39-го, — он писал Спейру и Саусуарку — классический англичанин, и очень приятный.

Спейр отдал Деди альбом с 12 превосходными рисунками, датируемыми 1914 годом, но на самом деле выполненными в 1943. Эти рисунки представляют особый интерес, поскольку являются первыми работами Спейра после того, как его правая рука вновь стала функционировать (после шокового воздействия бомбы и т. д.). В то время они казались ему чудесными — он был вне себя от радости от того, что мог вернуться к работе. Штрихи легкой неуверенности присутствовали, но как минимум пять из них были того старого превосходного качества, что ассоциируется с Книгой Удовольствия.

Так как делать было нечего, а Спейр был уставший и «слегка не в себе», мы разошлись, смеясь…

Пятница, 28 октября 1949

Пошли в «Тэмпл Бар». Спейр не появлялся до 11.30. Среди многих других там были Гайдн Маки, Август Джон, Майкл Холл, а также Бетти, Катина, Иорк, Саймондс, Куинн с женой. Все сошлись на том, что это чудесная встреча.

Спейр несколько раз поручил мне рассказать прессе подробнее о его психологической и философской работе. Моя статья была частично процитирована в «South London Press», где меня описали как «тот, кто

понимает». Хороший длинный отрывок о Спейре опубликовали в журнале «Mirror».

Холл пришел с очаровательной женщиной, «дочерью Дракулы», и у нас состоялся оживленный разговор на тему Кроули и т.д. Журналисты были серьезно настроены услышать мою историю о Спейре. Да, было много выпивки, и Спейр, казалось, был очень доволен тем, что я уделял внимание всем, кому он меня представил.

В целом все прошло очень хорошо, за первую половину дня журналисты сделали много фотографий. После открытия одна из картин упала и разбила стекло — к счастью, была выполнена на дереве.

Потом мы направились в «Тэмпл Бар». Спейр не появлялся до 18.30, и люди покупали картины у меня! Деди пошла за Спейром, но тот пришел за несколько минут до того, как Деди вернулась. Я как раз продавал картину с лошадью очень приятной женщине средних лет. Вернулась Деди, затем пришел бородатый музыкант — Ян Макфэйл, а позже его друг Беккет Уильямс, чей двоюродный брат Тревор Блэкмор хорошо знал Кроули. Б.У. очень хотел, чтобы мы зашли к нему на обед, так же как и мистер и миссис Спрэдбери, большие поклонники Спейра. Спейр выглядел невероятно счастливым, за два дня он заработал более £ 1 00, по его мнению, первый день был весьма удачным.

Г-жа Грегори (№. 116) во плоти — прелестнейшая стерва.

Суббота, 29 октября 1949

Встретились со Спейром в церкви Св. Мартина, затем поехали к Свафферу — дом с видом на Трафальгарскую площадь. Музыкант был дома, он показал нам три превосходных альбома для зарисовок, которые являлись продолжением тех, что Спейр дал нам — великолепная работа. Два, нет, три больших этюда, выполненных пером: 1) Распад Сознания, (2) Восхождение Эго (?) и (3) Этюд. Все просто восхитительные — выполнены около 1928 года. Также книга гравюр (?) дочери Рэйнольдса. Я съел два бутерброда и кусочек торта. Сваффер показал нам свою спальню и кабинет, а также письмо с поздравлением от Бивербрука, что он не так давно получил, по поводу произнесенной им речи.

Затем пошли в «Тэмпл Бар», где были Сорже-Сморт-Кэт. Я представил их Спейру и мы немного выпили. Кэт купила картины «Наваждение « и «Послушник», и я вручил О. чек на 13 гиней.

Воскресенье, 30 октября 1949

Если не считать 6 гиней, заработанных этой ночью, семья Грант вручила Спейру £ 42.11 — совсем не плохо. Нашими следующими жертвами должны были быть Ева и Антон.

Сегодня часы перевели назад, и теперь к пяти уже темно.

Одной из интересных тем разговора в течение последних нескольких дней был 666.

Спейр, еще мальчишка, был на выставке. С коротким посещением заглянул Кроули, объявив себя «Наместником Бога на Земле». Спейр возразил, что тот « был больше похож на итальянского безработного жиголо»! Тогда Кроули объяснил, что он подразумевал под своими словами: в стихах он выражал то же самое, что Спейр в своих картинах. Другие случаи: Кроули за ужином положил ложку спагетти себе на голову — еда стекала по его лицу и воротнику; Спейр сказал, что никто не обратил ни малейшего внимания. Далее, Кроули ходил по Риджент-стрит в своей мантии с капюшоном, палец прижат к губам (знак Гарпократа). Он сказал Спейру, что думал, что был невидимым, поскольку люди никак не реагировали, но Спейр сказал: «Я же видел, значит, и они тоже!» В другой раз он видел Кроули на Пикадилли, накрашенного, словно проститутка мужского пола, — он подумал про себя: «Боже мой, если бы мне нужно было вот так лезть из кожи, чтобы привлечь их, я бы испустил дух «, или что-то в этом роде.

Встретились с Евой в «Девоншире» — она опоздала на 20 минут и привела с собой хиленького паренька по имени Гордон. В любом случае, все прошло благополучно, Ева купила «Атавистическую ностальгию» за £ 7.7. В бар прибавилось народу, и на фортепиано сыграли неплохой джаз. Спейр был как никогда забавным, остроумным и приветливым. Он собирался послать Свафферу большую телеграмму — поздравление с днем рождения — и добавить внизу наши имена. Мы ушли в 9. 45, а Спейр понес картину Евы к метро.

Понедельник, 31 октября 1949

Антон пришел сразу после 6. Ужин: швейцарская колбаса, картофель и «Флора». Потом пошли в «Тэмпл Бар», там были Спейр и Топси, и скучный старик 70 лет, который докучал Спейру рассказами о том, чего он стоит. Антон, наконец, решил купить «Луна с мякотью», чек он обещал выслать. Мы договорились о встрече с Евой в «Тэмпл Бар»в четверг. Потом пошли в «Гаррис». ООС был весьма подавлен.

Вторник, 1 ноября 1949

Деди отправилась к Мартино Сант, а я к ООС в «Тэмпл Бар». Вечер был хороший, веселый — познакомились со старушкой, которая знала Спейра только по Книге Удовольствия. Кажется, он хочет как можно скорее закрыть выставку. Я свой большой портрет должен буду забрать завтра…

Четверг, 3 ноября 1949

Встретились с ООС около 19.15. Вечер был теплый и очень тихий. Наконец продали картину «Эго к Себе» и пошли в «Эирмэн», затем в «Гаррис». Хорошо посидели.

На стенах были развешены фотографии для прессы, две из них были особо хороши: на одной Спейр в своей студии, на другой — с кошкой. Он собирается познакомить меня с человеком по имени Кеттеридж, который, по его словам, хорошо знает его с юных лет. Похоже, он принял мою схему биографии, т.к. замечаний не высказывал. Конечно, это займет не один год, но, думаю, она будет того стоить. Спейр принес несколько новых картин — «Роща вампиров», «Призраки (Чеддер)», а также превосходную «Анатомию экстаза (древесная метафора)».

Пятница, 4 ноября, 1949

Отправился в «Слэттерс». ООС был там, также Кэт, которая привела с собой Брюса. Она забрала свою «Одержимость» и купила «Свидание с Призраком». Потом она ушла, а незадолго после 8.30 появились Антон и Ева. Вечер был восхитительный, хотя мы и не ожидали увидеть ни одного из друзей ООС. Затем перекочевали в «Гаррис». Спейр и Деди чуть не поссорились из-за 666, и, похоже, она беспокоится, что это здорово расшатывает их дружбу. Кроме того, он вывел ее из себя, назвав ее рисунки «порнографией» и т. д. Спейр не хотел, чтобы мы с кем-либо говорили о 666, а также чтобы мы показывали Книгу Закона Холлу. Он сказал, что книга, которую создадим мы втроем, будет лучше, чем любая другая. Похоже, писать его биографию будет нелегко.

Суббота, 5 ноября 1949

Встретились с ООС в 7.20. Пришла его сестра с друзьями. Она живет в Илфорде и привела с собой членов Илфордского клуба искусства. Спейр говорил очень хорошо; мы пошли в «Эирмэн», затем в «Гаррис» -повеселились, хотя Спредбери и Маккей не явились.

Воскресенье, 6 ноября 1949

Встретились со Спейром в «Слэттерс» незадолго до 7.30. Сегодня он выгляделл более непринужденным. Также был Дж. Смит. Вскоре перешли в бар «Альфредс Хед», затем в забегаловку Гарри, вечер был очень приятный. ООС сказал, что во вторник придет на чай — в пять вечера, или около того. Возможно, принесет нашу «Самодовлеющую теургию».

Телеграмма 8 № 49

Очень жаль, не смогу прийти. Остин.

Вторник, 8 ноября 1949

Отправился в «Слэттерс». Когда в 7.15 зашел в бар, сомнительного вида тип разговаривал с очаровательной женой Яна Макфэйла -который, весь такой бородатый и улыбчивый, пошел к бару и заказал нам выпить. Это он недавно купил «Уну». Его чудная жена купила «Анатомию экстаза» и «Мальчишку из Бэрроу». Вскоре после этого они ушли на вечеринку в Ноттинг Хилл Гейт, а очень виноватый Остин попытался поговорить с нами о метафизике. Он чувствовал себя таким виноватым, что не повеселел, пока не вручил нам картину «Луна в клеточку» в качестве рождественского подарка!!!

Он рассказал нам о 78-летней женщине-девственнице: ее влагалище и зад были настолько тугими, что спереди ее невозможно было тр…ть.

Среда, 9 ноября 1949

Он рассказал нам, как однажды, придя домой пьяным, он взял бритву, чтобы срезать мозоль. Но вместо того поставил ногу на кровать и рассек себе мошонку.

Проснулся ночью от того, что между ног мокро, а когда включил свет, увидел, что его руки и постель испачканы кровью!

Его повсюду искала одна слепая девушка; однажды она случайно упомянула его имя мужчине, который помогал ей перейти дорогу; тот знал Спейра — и так они снова встретились. Но ООС не мог дать ей той любви, что она искала. Не сошлось — трагическая история.

Встретились с ООС без пятнадцати девять — он был «хороший» и очень забавный. Я дал ему чек Антона на 10 гиней. Вскоре перешли в «Альфредс Хед», затем в «Гаррис», провели тихий, но очень приятный вечер. Примечание: прежнее название «Дуба Гекаты» — «Лунное крушение».

Пятница 11 ноября, 1949

Пошли в «Слэттерс». Увиделись со Спейром (и его сестрой) около 7. 15. Вечер был восхитительный. Он утром видел Холла, также попросил Деди нарисовать виньетки для третьего номера журнала Тайна. Затем направились в «Альфредс Хед».

Суббота, 1 ноября 1949

Вчера Спейр рассказал о пережитой бомбардировке. В день, когда все произошло, и за несколько дней до этого, было несколько предзнаменований. Например, в пабе он увидел стервятника в пролитом на прилавке пиве, четкое очертание; чуть позже, когда он зажег спичку «Swan», вся коробка взорвалась у него в руках и обожгла их.

Воскресенье, 13 ноября 1949

Пришли в «Тэмпл Бар» к семи. Остин появился в половине. Он завернул «Луну в клеточку» и отдал нам. Рассказал нам, как вчера в автобусе 52-летняя женщина стала силой добиваться у него физической близости. А еще, как много лет назад Мортон упал со стула, увидев одну из моделей Спейра — рыжеволосую красавицу в обнаженном виде. У другой девушки было так много волос на лобке, что он называл его «меховая сумка», и ему приходилось расчесывать их, деля на пробор, чтобы к ней подобраться. Он много сбрил! Еще рассказал, как однажды ночью миловидная проститутка предложила ему зайти к ней; он был довольно уставший. Наверху она сказала, что сперва они немного поужинают, а потом пойдут в постель. Она вытащила горшок из-под кровати, помочилась в его присутствии, вытерлась рукой, и той же влажной рукой стала раскладывать бутерброды по тарелкам. Он не мог больше это терпеть и, сказав, что ему нужно в туалет, убежал из дома!

В 9 ушли из «Слэттерс» и направились в «Альфредс Хед», затем — в старый добрый «Гаррис».

Вторник, 15 ноября, 1949

Увиделись со Спейром в «Слэттерс» в 7.30. Он был очень доволен и болтлив: за несколько последних дней было продано 7 картин. «Скрытая Эмоция» Дедала — поделом ей — «Лафтон», «Авто-Эго» (Сизиф и Ко), «Предчувствие»- моя любимая, и ряд других. Сегодня ушел «Эксгибиционист», «Скорпион»44 и еще одна картина, которая нам особенно нравилась. Пошли в «Альфредс Хед», затем в «Гаррис». Королева Дидо отдала ООС свои иллюстрации для Журнала, они необычайно ему понравились, но он отложил те, которые, по его мнению, могли плохо воспроизвестись. Он также разыскал печатника, о котором довольно часто упоминал в период нашего раннего знакомства. Говорит, тот может хорошо напечатать за 5 или 6 фунтов стерлингов то, что стоит £ 30 или £ 40, — «если, скажем, вы закажете 300 экземпляров, или около того, для своих друзей» и т.д.

Четверг, 17 ноября, 1949

Когда в 7.30 мы пришли в бар, Спейр был с Кэтлин. Она вчера тайком купила (когда была с Олив) картину «Скорпион (пагубный Зодиак)» ко дню рождения Королевы Дидо, и ушла, пока та ее не заметила. Спейр был очень разговорчивый и веселый; трое марокканцев, которые прибыли вчера, рассказали ему о плане для художников, работающих во Франции. Мы начали обсуждать, как бы было здорово поехать туда и т.д.

Спейр рассказал, что раньше онанизм стоил меньше одного пенни, и очень часто можно было потр…ться задаром, т. к. женщины любили это делать и не всегда брали деньги…

Спейр рассказал о Герберте Джонсе (типограф, которого он разыскал) — тот печатал непристойные стихи о своей жене. Напоследок посидели в «Гаррис». ООС пообещал, что в субботу принесет нам копию «Золотой лани I».

Суббота, 19 ноября 1949

Встретились с Остином в 7.30 в «Тэмпл Бар», весело провели время в довольно вакханальной компании. Продолжили в «Гаррис».

Воскресенье, 20 ноября, 1949

Увиделись с ООС в 7.30, был чудесный вечер. Около 8 явился Антон (забрал свою «Луну с мякотью»)… Позже пошли в «Гаррис». Спейр и Деди общались в основном тогда, когда я и Антон говорили о Еве, которую он пригласил в кафе во вторник. Спейр заберет рисунки Деди в среду -Сваффер ждет его и Холла на обед, возможно, печатник Герберт Джонс тоже придет…

Среда, 23 ноября 1949

Дидо пришла около 10 вечера. Спейр обрадовался ее приходу. Он провел у Сваффера час с четвертью «за этим гениальным делом». Майкл Холл не явился, и Спейр о нем у Сваффа не спрашивал — лишь предположил, что те повздорили. Тем не менее, ООС послал ему рисунки Дидо. Сваффу они тоже очень понравились.

Суббота, 26 ноября 1949

.. пришли в «Слэттерс» в 7.20. Спейр сказал: «Здорово, старина!» И был рад нас видеть.

Он вывел еще одну магическую формулу, и после нашей последней встречи у него был дикий разгул. Конечно, в пабе он не мог говорить об этом в деталях, — пообещал приехать в четверг на ужин и все рассказать. Пошли в «Гаррис», где каждый пропустил рюмку русского стаута — густого напитка, похожего на ликер. Выдерживается не менее 5 лет. Напиток с тонким вкусом, но очень крепкий. Спейр полагает, что рюмка стаута (1/10) равняется где-то четырем виски. Очень может быть. Он дал Холлу наш адрес, во вторник или в среду можно ждать письма. Кроме того, Спейр собирается дать Дидо одну из своих рукописей для иллюстрирования.

Воскресенье, 27 ноября 1949

В 7.20 пришел в «Тэмпл Бар». ООС появился несколькими минутами позже. Вечер приобретал безумно вакхический окрас с гитарой, фортепиано, аккордеоном и барабанами!

Спейр говорил о формуле для увеличения полового члена… кто-то направил к нему одного человека много лет назад. Он собирается аллегорически изобразить это в своей будущей книге.

Пошли в паб «Гаррис», потом в «Эирмен», везде посидели восхитительно. Спейр в настоящее время раздумывает над отдельным изданием Магических Формул, назвав их чем-то вроде Книги Живого Слова, или как-то так. Кажется, это хорошая идея.

Вторник, 29 ноября, 1949

Встретились с Остином в 7.20. Он принес «Золотую лань № 1» ко дню рождения Деди. Там было более 5 его рисунков, 3 из которых — портрет женщины, о которой он говорил — он выбрал позу из Камасутры (головой вниз), которую как раз выкупил. «Новый Эдем» — одна из лучших его работ — великолепная промежность — чистая секс-аттракция.

Одна из его ранних моделей была явно нимфоманкой. Однажды он заметил вслух, что хотел бы «сделать ее в обнаженном виде», то есть сделать ее портрет. Она вдруг разделась, бросилась на диван, раздвинула ноги и заставила его немедленно приступить к работе!!

Обсуждали два брака… и вообще говорили весь вечер в основном о сексе.

Как обычно, пошли в «Гаррис», но Гарри и его жены вечером не было. На Спейра напало вожделение; сказал, «как бы ему хотелось сейчас тр…ть Мэри.» (Мэри — работающая там среднего возраста барменша,) «у нее такой хорошенький толстый зад «… и так далее.

Телеграмма 2 декабря, 1949

Сильная простуда извините Остин

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9 Воскресенье,

4 декабря 1949

Дорогие Стеффи и Кен,

К сожалению, подхватил сильную простуду, постельный режим -надеюсь, во вторник или в среду буду в порядке.

Чертовски досадно — как раз надеялся привести в порядок выставку и т.д.. Так или иначе думаю посвятить время чтению и письму… Искренне ваш, Остин.

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9 Понедельник

Спасибо за письма и книги — не стоило беспокоиться. Я выбрал, что читаемо, остальное пускай ждет.

Помните, большая часть — это просто заметки для несоответствий, совпадений и т.д.

Очень спешил…

Искренне ваш, ООС

До пятницы

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9

Среда, 7 декабря 1949

Дорогие Кен и Стеффи,

Спасибо за ваши письма и извините, что краток., — закончилась бумага. Мне написал Холл, я покажу вам его письмо. Я сказал, чтобы он оставил их у себя, если не понадобятся срочно, может, поэтому Стеффи ничего не получала. Мое состояние намного лучше, теперь могу принимать посетителей — спал жар, которому я сильно подвержен. Может ли Кен прийти в эту пятницу, утром, где-то в 11.30? Он бы мне очень помог. Возможно, к тому времени будет несколько рукописей. Прилагаю то немногое, что готово к печати. Всего лишь заметки.

Долго Кена в пятницу не задержу — было бы хорошо самому пройтись несколько остановок. До встречи и большое спасибо вам обоим. С любовью, ООС.

Пятница, 9 декабря 1949

Поехали к ООС. Чувствовал он себя лучше, но на улицу выходить еще не мог. Сделали для него покупки и купили ему сигарет. Он дал мне еще рукописей и одолжил Камасутру (Изд. K. Gupta for Medical Book Co . 22/3 C Gallif St. C alcutta. Напечатано M. Mukherji, Temple Press, 2 Nayaratna Lane, Calcutta 1948 — Калькутта). В рукописи две иллюстрации, сделанные карандашом: на первой — «ненасытная нимфа» (мастурбирующая на корне дерева), на второй — мужчина с рогами.

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9 Понедельник,

12 декабря 1949

Дорогие Кен и Стеффи,

Я нашел несколько отрывков, которые переписал на скорую руку -когда они будут напечатаны, будет виднее, чего он стоят. Можете добавить в конце любой материал, — «фрагменты» — некоторые из них могут повторяться, но я оставлю так до окончательного составления. Что касается эскизов: «Шабаш» для Кена, остальное — для Стеффи, один или несколько рисунков можно добавить в ее альбом Высылаю немного, но это все, что у меня есть, не считая заметок. Планы изменились. Не были бы вы так добры сначала зайти ко мне,

скажем, в час ли полвторого, перед тем как пойти в «Элефант»? Большое спасибо. Должен закончить вашу картина в среду. Все новости завтра — во вторник. С любовью к вам обоим. ООС.

Вторник, 13 декабря 1949

Ехали в № 5, прибыли к 1.30. О. выглядел куда лучше… Копна неопрятных волос — словно сатир, тем не менее чувствовал себя недостаточно хорошо, чтобы идти в бар. Купили ему сигарет и поболтали примерно до 14.10. ООС рассказал нам забавную историю, связанную с «Новым Эдемом» (см. «Золотая лань 1.1»). Она была комедийной актрисой мюзик-холла, хорошей подругой его жены (тоже актрисы). Как-то его жена заехала к этой подруге, служанка пустила ее, та вошла в спальню — и обнаружила подругу в постели с Остином!!!

Привезли ему бумаги, и почитать Хиршфельда.4

5 Винн-роуд, Юго-Запад 9 Воскресенье,

18 декабря 1949

Дорогие Кен и Стеффи,

Рад сообщить, что мне гораздо лучше, надеюсь, во вторник буду чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы пойти в «Тэмпл Бар». Не могли бы вы зайти ко мне в этот вторник, где то в час? Давайте условимся, что сперва ко мне домой — вдруг что-то пойдет не так, еще, может быть, нужно будет что-то показать вам, и т.д.. Затем мы могли бы пойти в Паб: закроем мы выставку или нет — неважно, поскольку нужно закончить еще три небольшие работы. Но в любом случае я могу свернуть выставку в среду или четверг: тороплюсь, чтобы отправить вам все заблаговременно. Написал о Шабаше, охватил предварительную подготовку, что для меня является наиболее важным. Картины будут хорошими — не говоря уже о коротких тезисах, что я прилагаю, возможно, продолжение пойдет как отдельная книга — так что Герберт Джонс может оказаться бесценным. С любовью, ООС.

Подписаться на обновления

Читайте также

Znaharstvo.Net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous