Остин Осман Спэйр и Подземный мир

Остин Осман Спэйр и Подземный мир

Хотя много было написано о Остине Османе Спэйре художнике и маге, психологическое воздействие его работ, кажется, привлекло пока немного внимания. Оставив в стороне на время его прекрасное искусство или его выдающиеся портреты со всей их поэтической силой, мы вместо этого сосредоточимся на символических и волшебно вдохновенных рисунках Спэйра, многие из которых должны интерпретироваться в свете его писательских работ.

Как показала современная глубинная психология, человеческий бессознательный разум выражает себя в изображениях, метафорах и символах, а не в словах или содержании конкретного значения. Сны, конечно, являются одним из примеров символического выражения бессознательного, с которым мы все знакомы, согласно современным моделям человеческой души, они происходят не только во время сна, но продолжаются во время дневного времени при бодрствующим сознании даже при том, что мы редко знаем об этом. Психолог и писатель Джэймс Хиллман выдвигает далеко идущее утверждение, что каждый человек, кажется, вновь переживает некую типичную драму из древней мифологии, как главную тему, лежащую в основе индивидуальной жизни.

Эти пласты находятся в пределах глубин нашего бессознательного и формулируют непрерывное состояние сна, воспроизводя соответствующую мифологическую тему. Помимо таких внешних факторов, как индивидуальный опыт, социальное взаимодействие и образование, которые составляют личность человека, сознание в целом воплощает на более глубоком уровне также одну или более архетипических фигур. Мифы, следовательно, куда больше чем просто сказки человечества, пришедшие к нам из далёкого прошлого, они составляют живую действительность в жизни современного человека. Мифология — без сомнения важная тема, появляющаяся снова и снова в работах Спэйра, и в последующем мы попытаемся проанализировать, какие архетипы оказали особенно сильное влияние на его жизнь как художника.

Согласно модели, изложенной выше, человеческое сознание составлено из множества слоев одновременной активности, различия между сознанием и подсознанием таким образом можно удобным произвольным способом попытаться изобразить карту разума. Человеческое сознание в состоянии активно сконцентрироваться или сосредоточиться только на одном уровне, вот почему каждый испытывает желание предположить, что все другие планы бездействуют в бодрствующем состоянии, но фактически мы всё время только перемещаем свое внимание. Идя по улице на пути домой, сон который как мы думали, закончился, с пробуждением продолжается, в то время когда мы концентрируемся на движении, мы слушаем внутренний диалог, или подводим итоги дня, и все же мы чувствуем сознание как непрерывность, за счёт простого перемещая точки зрения, когда возникает необходимость. Но некоторые люди, особенно творчески известные личности и художники, имеют естественную способность проникать на другие уровни сознания, которые для большинства из нас остаются скрытыми, и таким образом не является неожиданностью, что Спэйр называл бессознательное «хранилищем воспоминаний за закрытой дверью». Особенно часто у художников есть доступ к этим слоям на основании их способности непосредственно выражать свой творческий потенциал через бессознательное; помимо художников, чьи работы показаны на этой выставке, такие авторы Г. Х. Лавкрафт или современный художник Г.Р.Гигер — назвал нескольких пришедших на ум. Художник непосредственно переводит материал, который поднимается из его бессознательного в форму и изображение, рисунки или картины, или облекает это в поэзию, прозу или музыку. «У всех гениев есть активное подсознание, и чем меньше они знают о действительности, тем больше их достижения. Знайте, что подсознание — это воплощение всего опыта и мудрости, прошлых воплощений людей, животных, птиц, растительной жизни, и т. д. и т. д., всего того, что существовало, существует и когда-либо будет существовать».

Что отделяет, ночное сновидение во сне от фактического прямого опыта бессознательных слоев разума — только очень тонкая граница и пересечение этой линии было точно описано как «Путешествие к Гадесу». Как мы знаем из классической мифологии, вмешательство Гадеса неизменно переворачивает мир вверх дном; теперь явления видятся не только глазами Эроса и человеческой жизни и любви, но также и через Танатос: «Вход в подземный мир» относится к переходу от материалистической к психической точке зрения. Три измерения становятся двумя, как точка зрения природы, плоть и содержание отпадают, оставляя существование невещественных, подобных зеркалу изображений, видений… греческое слово Видение, означает изображение. Спэйр описывал состояние, когда сознание пересекло эту тонкую линию как «Ни один» — «Никакое» или «Промежуток», «ни тут — ни там», из которого выходили его автоматические рисунки: «ни тут- ни там» — принцип тех двух состояний, где разум находится вне концепций. Компонент «Я» достиг состояния «не имеет значение — нет необходимости быть» и это не связано c формой. Сохранение вне этого, нет никого другого, поэтому оно полно и вечно. Ключом к достижению этого состояния является приобретение «полной пустоты» сознательного разума, это понятие — также важная часть Восточных религий, таких как буддистский путь к просветлению или упражнения Йоги и Тантры. Спэйр, кажется, интуитивно знал о неотъемлемых опасностях его метода, поскольку он написал, что полная пустота «является трудной и опасной для тех, кем управляет нравственность и комплексы», в таком случае инфляция бессознательного, сопровождается навязчивой идеей, что происходит наиболее часто. Цель Спэйра состояла в том, чтобы исследовать слои бессознательного, подземного мира, в обратном эволюционном порядке, чтобы превысить законы причины и следствия, таким образом достигнуть абсолютно чистого и настоящего состояния, в котором действительность появляется как истина в противоположность концепции: «Закон развития — регресс функции, управляющей прогрессией достижения, то есть, чем более замечательны наши достижения, тем ниже масштаб жизненной функции, которая управляет им». Этот регресс должен был оживить разумные атавизмы развития, все еще присутствующие в человеке, примеры которых могут быть увидены во многих автоматических рисунках Спэйра. Пока этот подход кажется прямо противоположным общей идее, что развитие состоит из разнообразия и из структур, становящихся все более и более сложными, идея Спэйра в некоторых смыслах соответствует многим религиозным концепциям, таким, как, например, буддистская цель достижения Нирваны, ничто, уменьшая плотность «ложных» представлений и сознательных компонентов разума постепенно до того момента пока не останется только абсолютная тишина. Преуспел ли Спэйр в этом отношении или нет, мы не будем пытаться судить здесь, но одна из допустимых опасностей этой специфической и высоко оригинальной методики, используемой Спэйром, состоит из риска становления одержимым любым содержанием, возникающим из самых глубоких уровней бессознательного или, если выразить это в более оккультных терминах, стать жертвой духов, вызванных в состоянии транса. Как показывает Спэйр в «Заметках относительно различия Магической Одержимости (Гения) и Безумия», он хорошо знал об этой опасности и поэтому хотел сознательно вызывать магическую одержимость при использовании определенных символов или сигил, которые служили воротами, направляющими его к бессознательным уровням, которые он желал исследовать. Его систематический метод категоризировауния ярусов опыта, привел к развитию его «Алфавита Желания» где с каждой буквой, непосредственно связывалось символическое представление архетипического и примордилаьного состояния, представляя четкий первоначальный принцип с сильным акцентом на сексуальность: «Число двадцать два соответствуют первопричине. Каждая аналогичная идея желания, является символической космогонией. Познанием первой буквы каждый знакомится с целым алфавитом, и тысячами. Они — познание желания».

Не только в автоматических рисунках Спэйра, но также и в его других работах преобладают архетипические и мифологические мотивы. Уже в довольно ранней книге Спэйра «Земля Инферно», мы находим озадачивающее утверждение «Смерть является Всем», и такое как «Zos vel Thanatos» — один из его девизов и название его кредо, которое так долго оставалось неизданным — он идентифицировал себя с Танатосом, Смертью, которая была также одним из прозвищ греческого бога подземного мира Гадеса. Как в известном мифологическом мотиве похищения Гадесом Персефоны и насилием над ней, которая, как мы должны помнить, не является только psychopathy, но центральной начальной мистерией в мифах Элевсина, архетип Гадеса имеет свойственный эротический компонент, как обозначено выше, это в то же самое время переворачивает содержания вверх дном. Не удивительно тогда, что во внутренних мирах Спэйра Танатос сливается с Эросом, духом и принципом жизни, который, однако, в этом контексте должен быть расценен как брат смерти, а не принцип который спасет нас от неё. Эрос как архетип также имеет отчётливые женские качества, связывающие его с принципом Анимы, и относится к рефлексивному инстинкту, который Юнг связывал с основой сознания и таким образом он определил ее как непосредственно архетип жизни, как персонификацию, которая подсознательно вовлекает нас в большие общности внутренних и внешних миров. В этом смысле мы можем говорить о Аниме как о проекции создания художника, Шакти и Майя, которые дают жизнь личности художника и служат его музой. Понятия смерти и сексуальности таким образом глубоко сплетены, что объясняет, почему в древней мифологии многие из ранних Богинь как финикийская Астарта или даже Афродита в Спарте и на Кипре были Богинями Любви так же как войны и Смерти; много других примеров может быть найдено в Египте, Мексике и Месопотамии.

Ночное путешествие Спэйра на Шабаш Ведьм привела его к столкновению не только с сатирами, древними созданиями и демонами, но и наиболее сильно с темной стороной Великой Матери, напоминая нам о путешествиях героя через Врата Ночи , которое мы находим в мифе о Иштар, египетской Книге Мертвых, или в известном описании Апулея инициирования в тайны Исиды. Символическая реальность ужасающей женщины рисует свои изображения главным образом из внутреннего мира, отрицательная элементарная особенность женщины выражает себя в фантастических и химерических изображениях, которые не происходят во внешнем мире. Таким образом, становится очевидным, что ужасающая или чудовищная женщина — символ бессознательного. Как показал Эрих Нойманн, опыт отрицательной или злой стороны анимы — часть мистерии внутреннего преобразования посредством уничтожением мужского или патриархального сознания и последующего перевоплощения из женского чрева. Снова лейтмотив редукции или регресса проявляется через движение назад, к клеточному уровню самого начала жизни. Во время этого процесса происходит разрушение традиционных ценностей, идеалов красоты и гармонии, которые слишком часто являются лишь побочным продуктом текущих вкусов общества, перевернуты вверх дном, чтобы освободить аниму, или женщину внутри:

«Предательство «Всемирной Женщины», лежащей бесплодно На Парапете Подсознания человечества;

И человечество, погружается в яму традиционности. Hail! Обычаи века приближаются к своему пределу, И это воскрешение Примитивной Женщины..

Его идентификация «Всемирной Женщины» — заступница неизвестного действия как psychopompos — с элементом Земли подчеркивает темный аспект его анимы, ее отношение к смерти, упадку и старению, поскольку пещеры земли даже в древние времена были и храмами инициации, и могилами: Великая Мать, забирает все назад в себя, все то, что первоначально появилось из нее. Столкновения Спэйра с его «Всемирной Женщиной», квинтэссенцией соблазнения желанием, привело к «отклонению от прямого пути», и сформулировало «новую сексуальность ZOS», сексуальность, не ограниченную простой чувственностью, но определяемую, как чистое космическое сознание охватывающее реальность, освобожденное от всех обычаев и условностей. Для Спэйра эта женщина, по сравнению с которой фактическая женщина была всего лишь неполным и искаженным изображением, символизировала «все различия» и объединение с ней, приводила к реализации и достижению Самости. Анима мужчины дополняется анимусом, который, однако, остается странно неопределенным в работах Спэйра, он показывает его в зооморфных формах или уменьшает различные части в изображении, такие, как голова, или фаллос. Пока андрогинные фигуры, божественный гермафродит, как символ hierosgamos, священного брака и примирения противоположностей, является не случайным мотивом в его рисунках, это представляется как идеализированное видение, облачное и отдаленное в его выражении, как будто еще не полностью понятое.

Создается впечатление, что особенно в течение более поздних лет, Спэйр охватил покинутую сторону существования при исключении другой половины реальности, которой он без сомнения жаждал. Также его увеличивающийся отход от внешнего мира можно понять, как признак отречения, которое часто следует за односторонней идентификацией во внутреннем мире анимы как направленного духа, ответственного за деперсонализацию, поскольку это она обеспечивает отношения между человеком и миром; в этом контексте деперсонализацию необходимо различать с депрессией, поскольку это в меньшей степени замедление жизненных функций и узость фокуса, скорее это потеря личной причастности и приложения себя к миру. Естественно каждый задается вопросом, не является ли эта форма дисбаланса тем, что именно и составляет великого художника, не является ли имеющее результатом внутреннее напряжение предпосылкой и движущей силой для художественного творческого потенциала. Творческий гений редко проявляет себя в хорошо сбалансированном человеке, как ясно показывают биографии многих известных художников прошлого.

Остин Осман Спэйр имеет в запасе не только необыкновенное произведения живописи, которые конечно делают его одним из самых замечательных живописцев своего времени, но также и интересные методы, и практические подходы получения доступа к бессознательному. Поскольку бессознательное выражает себя только символическими способами, искусство обеспечивает нас превосходными средствами входа в связь с ним. Помимо других, более рациональных методов, таких как активное воображение, К.Г.Юнг также рекомендовал работать с рисунками или картинами как средствами для получения доступа в глубины подсознания, и способа выразить архетипическое содержание души. Интересно то, что не имеет значение, есть ли у человека художественные склонности или нет; наоборот, настоящий автор считает, что искусство, созданное бессознательным, намного чаще показывает способности и даже технические навыки, которые человек не был бы способен демонстрировать в обычном сознательном состоянии разума. Спэйр развивал специальный метод, который он называл «Поза Смерти», рисунок с тем же самым названием находится на фронтисписе его «Книги Удовольствия» — это состояние он определял как «имитацию смерти полным отрицанием мысли» которое должно было оживить глубоко похороненные бессознательные воспоминания. В менее странных терминах, в общем, процесс сводится в итоге к затиханию и рисованию чувств. Нужно стать «пустым», настолько «пустым», чтобы все умственные процессы остановились. В природе вакуум любого рода не может существовать длительное время, natura abhorret vacuo, как только возникает случай, вакуум заполняет себя; когда вакуум внутри существа достигнут, архетипическое содержание автоматически зарисовывается, никакое сознательное усилие не является необходимым, или желательным, во избежание любой цензуры со стороны сознательного разума. Фактически Спэйр использовал этот процесс, для выхода, когда работал с «Позой Смерти», она может быть легко приспособлена согласно индивидуальным потребностям и навыкам. Для того, чтобы достигнуть пустоты в разуме, можно использоваться множество упражнений Йоги или медитаций, которые мы уже описали в другом месте. Рабочее пространство с бумагой или картоном, карандашами, углем или чернилами должно быть подготовлено заранее; масляных красок и т. п. нужно избегать, поскольку содержание бессознательного обычно воскресает весьма внезапно, и не будет времени для детальной и тонкой доработки. Как читатель может отметить, автоматические работы Спэйра выполнены углем и карандашом или завершались позже. Как только внутренняя пустота достигнута, бессознательное немедленно ответит и выразит себя. Вы только должны ждать и начать рисовать, как только возникнет любое изображение. Часть личной работы настоящего автора заключалась в исследовании и изображении архетипического содержания посредством искусства, и один из самых замечательных результатов был в том, что произведение живописи, выполненные в «промежуточном» состоянии, открыло прямой путь к архетипам, которые могли стать осознанными также вне состояния транса. Лица из снов, из давно забытого прошлого, лица внутреннего мужчины и женщины, древнего божества поднимались из транса, строя мост между подземным миром и верхним миром, объединяя то, что было «разделено для пользы любви, для шанса объединения». Рекомендуя использовать этот метод на практике, я очень часто слышу: «я не могу сделать этого, у меня нет никакого таланта» — этот ответ далек от истины. Мы твердо полагаем, что в каждом похоронен художник и каждый из нас без исключения это только содержание доверчивой смелости: «У души нет никакого языка, уровня или ценности, кроме ее собственной, но она отвечает на всю эмоциональность».

Маркус M. Юнгкурт

Впервые опубликовано в Остин Осман Спэйр, Художник, Оккультист, Сенсуалист, Beskin Press, 1999

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net