Любовь в соответствии с волей

Любовь в соответствии с волей

Я пламя, которое горит в сердце каждого человека, и в ядре каждой звезды. Я жизнь, и податель жизни, и все же познание меня — познание смерти. Liber Аll.,II, 6.

В это время, когда магия (предположительно) переживает возрождение, с центральными идеями и методами, представленными в ясной и открытой манере, сексуальная магия остается запутанной в гламуре и заблуждениях. Существует мало опубликованных материалов, которые имеют ясное понимание этой темы. Как правило, сексуальная магия окутана, а иногда просто «тонет» в символических отступлениях и намеках.

Начнем с того, что на самом деле представляет собой акт сексуальной магии? Распространенное определение: что это использование собственной сексуальности с интенциональностью — в буквальном смысле — «Любовь в соответствии с волей», для достижения изменений. Это подразумевает гораздо большее, чем размахивание палочками, жезлы, кубки, и розы. Целибат, как сознательное решение прекратить сексуальную активность может тоже быть актом сексуальной магии, как и любой ритуал совокупления или мастурбации.

Основа сексуальной магии это понимание, и опыт сексуальности как священной или «магической». Сексуальность, вероятно, самое мощное средство преобразования, открытия и познания, которое имеет человечество. Вот почему сексуальность подвергнута «табуированию» в нашем обществе. Иудео-христианское отношение к сексуальности «встроено» в культуру и психику, в такой степени, что многие из нас чувствуют стыд и вину после естественного сексуального выражения. Для ортодоксального христианства, сексуальность не может быть полностью безгрешна, даже в рамках брака. Начало «общества вседозволенности», как предполагается, освободило нас от прошлых ограничений и запретов, но так ли это? Сексуальность стала маркой товара, еще одним источником увеличения состояния.

Хотя мы склонны считать нашу собственную сексуальную природу приватной и естественной, но она подчинена большому вмешательству и манипуляции со стороны внешних агентов. Существует рожденный питательной средой культуры императив, что мы должны быть хороши в сексе, что успех зависит от количества оргазмов, которое мы можем выжимать из наших партнеров, или даже от количества партнеров, что у нас есть. Для многих из нас, сексуальность является одним из основных средств получения статуса и эгоцентричной власти, связанных с наложением воли на других. Ключевым фактором, например, в насилии является то, что мужчина, демонстрирует свою власть над другим человеком (женщиной или более слабым мужчиной). Общество воздействует на канал сексуальной энергии в допустимых формах — тех, которые поддерживают отчуждение между людьми, такие каналы, как сентиментальный романтизм и порнография. Более мощными и инвазивными, чем любые средневековые инкубы являются неврозы, навязчивые идеи и акты насилия, которые являются неизбежным порождением этой эпохи сексуального нигилизма. Характеристика этой глубоко эгоцентричной сексуальности заключается в том, что партнер рассматривается не более чем как инструмент для удовлетворения собственных потребностей (будь то физических или потребностей укрепления собственного статуса). Человеческие эмоции отчуждены в борьбе за потребительское удовлетворение; в товарах, богатстве, успехе и завоевании каждого отверстия других людей.

Эти культурные императивы, нацеленные на то, чтобы быть успешным в каждой сфере жизни, так глубоко укоренились, что мы склонны замечать только наиболее очевидные их проявления — это касается работы, например. Они могут легко пройти незамеченным в очень личной области, в которой находится наша собственная сексуальность, и что не менее важно, наше чувство «духовности». Как результат, культурный акцент накладывается на многие цели-ориентации, в том числе и на цели Западного оккультизма. Западная сексуальная магия не является исключением. Существует тенденция рассматривать сексуальную магию, только как «лучший» способ приобретения товара, «силы» или богатства, и есть большой акцент на необходимости визуализации, торможении оргазма и умственной концентрации, а не на телесном понимании и удовольствии. Это, кажется, довольно клинический и узкий подход к сексуальному потенциалу, как выражено в «Зос Киа» (в «Стреле Водолея» 22): «словно использовать микроскоп вместо дверной пружины».

Часть проблемы, от которой страдает западная сексуальная магия, это закрепление идеи Алистера Кроули, которого часто приводят в качестве образца «новой сексуальности». Однако, такая пан-сексуальность, которою выражал Кроули не означает автоматически общего сексуального освобождения. Хотя великий новатор и синтезист, Кроули был не в состоянии отделить себя от преобладающих сексуальных нравов своего времени. Его сексуальная философия отображает типичное (и прочное) дуалистическое отношение к женщинам, помещая «идеализированную» женщину на пьедестал, но будучи не в состоянии принимать женщин как равных. Примеры его эгоцентризма не трудно найти:

«Примерно в 8:45 вечера я шел по 34-й Стрит и Бродвею, в поисках душевного друга, предназначенной невесты, родственного подобия и т. д., но которая должна была соответствовать условию удовлетворения любого отверстия, в которое я мог бы погрузиться мой пенис по цене, не превышающей $ 2,50». «Rex De Arte Regia».

Подход Кроули к сексуальной магии, кажется, был почти полностью ориентирован на конкретные результаты, с его многочисленными операциями для денег, обаяния, успеха, молодости и магической энергии. Он предполагает, что партнер в таких работах является вторичным по отношению к воле мага, выбор подходящего партнера остаётся бессознательном капризом. К сожалению, для современных оккультистов имеется мало материалов, касающихся работы и идей женщин, которые следовали системе Кроули. Несомненно, большая привлекательность Кроули как фигуры гуру, связана с его путем в отношении поддержки мужского сексуального эгоцентризма. Все материалы в настоящее время на тему «пригодности» партнеров «является, ориентированными на мужчин, и служат для поддержания своего рода дисбаланса. С другой стороны, есть ориентация Луи Т. Каллинга:

Часто женщина, которая изучала оккультизм,, становится невозможной, потому что она имеет слишком много предвзятых идей, которые не согласуются с ее ролью как хорошего, сотрудничающего партнера. Если есть какая-нибудь возможная связь, женщина автоматически становится чувствительна к стремлению мужчины, и после того как это случилось, было бы очень легко дать ей объяснение и понимание магических аспектов». «Руководство к сексуальной магии».

А с другой стороны, есть Кеннет Грант, который считал, что Тантра почти невозможна в настоящее время, из-за отсутствия подходящих партнеров:

«Западные женщины, которые обладают необходимыми чертами, встречаются редко, и поскольку они не имеют наследственных преимуществ посвящения в оккультные методы — как некоторые африканские и восточные женщины — внезапный удар магической энергии по их личности приводит к нарушению их здравомыслия». «Алистер Кроули и скрытый Бог».

Грант отмечает, что в соответствии с тантрической практикой, женщина инициатрикс мужчины, но, кажется, существует мнение, что такие женщины являются редкостью на Западе. Хотя основная часть того, что он писал, направлена к задаче установить сексуальную метафизику, основанную на «оккультных» свойствах менструации, это, кажется, далеким от женщин в том, что есть много упоминаний о женщинах как жрицах или Сувасини — но почти нет никакой информации от самих женщин по этому вопросу.

Фокус этой проблемы «пригодности» полностью сформулирован, в оккультных терминах или оккультной метафизике. Нигде не упоминается, что выгодно для всех заинтересованных сторон воздействовать на свои собственные сексуально- эмоциональные рефлексы, или, что чувствительность, эмпатия, и даже понимание потребностей и чувств партнеров могут быть первостепенным. Именно эти обычные, человеческие качества, теряются в огромной символической метаструктуре, которую возводит Грант. У каждого есть ощущение, что тех, кто не являются участниками ответвлений этих «тайн», не стоят рассматривать в терминах градусов инициации. Начальный опыт во всех областях жизни, кроме оккультной, не имеет значения. Исходя из этого положения кажется невероятным что «Жрицы», по крайней мере такие, какими их изображает путь Гранта «повторно появятся», так как женщины, кажется, молчаливо исключены из принятия равной роли с мужчинами, поскольку именно на этом основана метасистема.

«Так же мы можем, сохраняя, магическую формулу быть уверены, что настоящее магическое возрождение откроет для нас подлинных жриц, чтобы служить наши мессы». «Алистер Кроули и скрытый Бог».

Учитывая текущие достижения в мужском и женском сознании, более вероятно, что «Жрицы» уже там, ждут нас, мужчин, чтобы совершать наши действия вместе!

Особенностью ориентированных на магию мужчин, является установка акцента на строительстве этих интеллектуализированных метасистем, которые удалены от «повседневной реальности». В отличие от этого, «Тайны женщин», кажется, вращаются вокруг аспектов повседневного опыта — рождения, сексуальности, создания, воспитания, менструации и смерти. Похоже, что «высшая магия» в основном связана с действием в рамках абстрактного «внутреннего пространства», что имеет мало точек соприкосновения с сознанием повседневного опыта. Я чувствую, что это различие следует подчеркнуть, так как от этого меняется весь характер магии. Существует движение далекое от жизни, являющееся своего рода развитием процесса, который рассматривается исключительно в оккультных терминах, что не имеет ничего общего с другими сферами жизни. Это традиционное отношение вытесняется идеей Магии как полностью интегрированного процесса преображения себя. Это возрождение силы магии в создании связей, в общении, руководстве, исцелении и «притяжении» друг к другу, вместо полностью личного внутреннего инициирования. И как «общее выражение магических изменений», происходит сдвиг во взглядах в отношении сексуальной магии.

Намеки на этот сдвиг можно различить в трудах Дион Форчун. Ее влияние на развивающуюся западную сексуальную магию исходит из ее романов, а не от ее документальных выводов. Основная тема в её работах, особенно в «Морская Жрица» и «Лунная Магия», касается интенсивного завершения достигнутого партнерства между мужчиной, который находится на пути некоторых душевных «ран» и женщиной, которая, в целях дальнейшего своего магического намерения, берет на себя роль инициатрикс. Жрица «Вивьен Морган» выбирает своего партнера, инициирует его, а потом уходит. Удача её книг отображает уровень чувств, интуиции и циклов, которые отсутствовали в трудах ее современников мужчин. Существует тонкое понимание, отображенное как «магическое» развитие, сочетающееся с отношением к изменениям в жизни в целом. Удачный подход к сексуальной магии, связан с межличностным преобразованием, а не целью или направленным внутрь опытом. Ее обращение к Пану, например, в «Козлоногом Боге» более связано с вдохновением и пониманием «великого целого» по сравнению с заклинанием фаллоцентрического Пана, что типично в подходе к сексуальности Кроули.

Возвращение Богинь

За последние два десятилетия, одно из старейших культурных влияний человечества подтверждает возвращение Богинь. В оккультной субкультуре, это проявляется в росте Викки и язычестве на основе культа Земли, а в более широкой культуре, конечно, как рост феминизма и артикуляции женского сознания. Викка уделяет большое внимание сексуальной магии. Дорин Вальенте, в книге «Колдовство будущего» отмечает очевидное сходство между колдовством и тантрой: акцент на балансе между полами, центральная роль жрицы, как инициатора и земного представителя Богини. Центр внимания Викки направлен наружу — в природу и понимание циклов (как интропсихических и природных ритмов), а не на абстрактные метаструктуры. Так акцент на сексуальной магии относится к обрядам плодородия и участию в сезонных изменениях. Некоторые викканские писатели видят свое отношение к сексуальной магии, как иерогамию, священный брак между богами и человеческим родом. Существует также идея сексуальной магии в качестве средства «мимолетного перехода силы от инициирующего к новому инициируемому» (Галадриэль, «Лампа Тота», том.1 № 2). Опять же, это показывает изменение в сторону использования сексуальности в качестве средства для процесса обновления, а не просто другой техникой для получения результата.

Рост феминизма также очень важный фактор при рассмотрении смещения акцента на сексуальную магию. Джон Роуэн (1987 г.) выражает это в следующих словах:

«… Женщины начинают замечать, что все это (т. е. сексуальная революция против викторианского отношения) была организована мужчинами, и для мужчин. Путь, которым женщины должны были идти, был мужским во всех отношениях». «Рогатый бог».

По росту феминистской идеологии можно видеть, что женщины требуют самоопределения в своих условиях, и признания женской культуры, которая не менее важна, чем мужская. Понимание необходимости этого процесса неуклонно растет, причем не только на социально-политическом уровне, но и в качестве духовного стремления. Это указывает на вопиющие упущения в «традиции» патриархальных оккультных систем. В настоящее время возник новый всплеск возрождения женщин и восстановления их собственных «тайн», о чем свидетельствуют работы Линн Эндрюс, Барбары Уокер, Моники Шу и других. Для развития магии особенно важно пересечение с работами Стархоук (Звезда Ястреб), которые обеспечивают правильный феминистский подход к духовному/трансперсональному развитию женщин и мужчин. Ее книга «Сновидения темноты» связывает значения Викки с развитием феминистского/терапевтического потока.

Сексуальность рассматривается гораздо шире, чем методы и метафизика (которые можно рассматривать как связанные с мужским значением доблести и потенции). Стархоук пишет, что идея архетипов Богинь и Рогатого бога обеспечивает возможность переоценки мужчин и женщин за пределами ограничений патриархальной культуры. Изучение своей сексуальности через эти архетипы является способом выхода за пределы наших культурных нравов о мужественности и женственности. Сексуальность понимается как «глубокая соединяющая сила» (Стархоук, 1982 г.).

Это далеко от «традиционного» идеала сексуальной магии. Фокус сместился от «частичного» подхода в сексуальной магии, как набора определенных методов, к оценке сексуальности как единого процесса трансформации. Это очень близко к идее сексуальности в качестве средства для «освобождения», упомянутого ранее. Но, конечно, такое освобождение не только духовное, но сексуальное, социальное и политическое.

Сексуальность и близость

Сексуальная магия, как путь к освобождению является основной идеей в тантрической философии, но это не был представлено для широкого изучения в Западной магии. Она включает в себя пересмотр гендерных стереотипов, исследуя отношения за пределами культурных границ, и исследование личной сексуальности. Изучение сексуальности становится средством познания, как себя, так и других. Этот Гнозис (знание сердца) может освободить нас от наших культурных норм и ограничений, и направить к активному участию в реализации постпатриорхального человека.

Очень тесно связаны с этим процессом восстановление любви из ее заключения в потребительский романтизм. Западные идеи любви стали постепенно извращенными в соответствии с концепцией эгоистического обладания, так что язык любви стал в значительной степени эквивалентен языку собственности и обладания. Любовь, связанная правилами, обязанностями, моралью и рекламируемая как товар по телевидению служит для поддержания отчуждения между мужчинами и женщинами. Таким образом, трансформирующая сила сексуальной энергии, становится разрушительной, поддерживающей раскол между собой и другими, умом и телом, внутренним и внешним.

Однако настоящая любовь может быть обнаружена, не смотря на эту культурную слепоту. Это опыт любви, внутреннего чувства духовного качества. Опять же, это идея подчеркивается в тантре, но не в Западной магии (до недавнего времени). Она появляется в концепции куртуазной или Возвышенной любви идеализированной европейскими трубадурами, которых церковь считала еретиками. О возвышенной любви говорят как о положительной силе, которая достигает других, захватывая их в путешествие расширения.

Ключ к Возвышенной любви — это «глубокое доверие и близость», которые испытывают партнеры. Опять же, это напоминает тантрическую идею о том, что партнеры в актах сексуальной магии должны испытывать любовь друг к другу. Это узнавание (как это фактически было заявлено книгах по западной сексуальной магии) имеет тенденцию к ограничению в связи с более ранними заявлениями, что сексуальная магия действует только когда осуществляется длительным («брак») партнерством, или же он, так или иначе, становится «черным». Это относится, конечно же, к сексуальной магии чисто с точки зрения половой активности.

Однако когда центр внимания смещается от узко определенного представления о сексуальности, к одной близости (в которой физический секс является лишь одним аспектом), там так же открывается возможность интимности в отношениях, не относящихся к обычным. Интимная близость может развиваться в «закрытых» магических группах, без неё это обязательно сместится к тому, что мы иначе бы назвали обмен женами или групповой секс. Близость и глубокое доверие в группах являются мощными образующими группу гештальтами, которые действуют как сила племени или клана на каждого участника. Для похотливых это будет неприемлемо, так как им нужен предлог для оргий, но исследование близости может привести к большему ощущению причастности, как в группе, так и в более широком процессе трансформации. Акцент смещается в сторону взаимного роста и развития, а не стремлению к сексуальным завоеваниям что, кажется, настолько сильно распространено в современных оккультных группах. Действительно, исследования близости может быть почти необходимостью для магических групп, в которых есть подводные течения сексуальной динамики (привлекательность, тревога, ревность и т. д.), которые развиваются, когда члены групп привлекают других людей за пределами их обычных отношений, это может быстро уничтожить ритуализированную сексуальную связь в группе, а настройка группы становится разрушительной, когда существует недостаток доверия и интимности между теми, кто в неё входит.

Американский психолог, Мошер (1980 г.) исследуя близость, обнаружил, что «уровень близости, который испытывает человек, связан со степенью выражения, осознания, и межличностного контакта, опыт которого он имеет во время секса». По Мошеру существуют три уровня интимности: эго-центрированная, поверхностно- центрированная и внутренне-центрированная. Эго-центрированное положение касается только эгоцентричного удовлетворения; партнер, в лучшем случае является инструментом для выполнения физических потребностей или для укрепления статуса. Поверхностно-центрированное положение сосредоточено на участии в сексуальной производительности и удовлетворении, как себя, так и партнера. Однако для внутренне-центрированного положения характерно желание открыть себя в полной мере для партнера, или на «пике» опыта блаженства потерять границы эго. Также «подразумевается, что когда хоть раз достигается новый уровень (или глубина) участия, тот опыт, что был в прошлом, уже не удовлетворяет».

Это именно тот «нуменозный» опыт сексуальности, который наиболее близко соответствует тантрическому опыту сексуального экстаза. Но в западном обществе, энергия, выделяемая таким опытом, как правило, направляется в те каналы выражения, которые приняты нашей культурой — те, которые поддерживают границы эгоцентрической причастности. Привязанности с точки зрения обладания, со всеми его сопутствующими тревогами и неврозами. Если эти ограничения могут быть преодолены (что, очевидно, может занять много времени и немало усилий), то интенсивность, порожденная этим преодолением, может способствовать «прорыву» из инерции наложенной обществом. Любовники, которые могут найти достаточную поддержку и энергии друг в друге отвергают культурные ограничения и ищут новые формы жизни, свободно двигаясь в любом направлении. Очевидно, что счастливый секс может сам по себе не стереть рефлексы, выработанные за всю жизнь, но он может быть импульсом к дальнейшему развитию во всех областях понимания. Сексуальное счастье является мощным Гнозисом для того, чтобы в сознании запечатлелось новое видение реальности, как это признано Тимоти Лири в его теории «Неврологические схемы». Первый опыт нуменозного часто отмечен «триггером» для трансформирующего путешествия человека, и каждый последующий опыт блаженства обеспечивает дальнейшее стимулирование этого процесса. Это «тепло», порожденное такими алхимическими процессами, которые двигают душу в условиях статической (субъективной) идентификации к соединению с единым потоком (Экзо-центрирование). Стархоук пишет об этой сексуальной алхимии, так:

«… Обмен энергией, тонким питанием между людьми. Через связь друг с другом, мы соединяемся со всеми». «Спиральный танец»

Важно отметить, что психические структуры не могут быть полностью «стерты» трансформирующим процессом, но можно создать новые структуры, более приспосабливаемые и открытые для неопределенности и изменений и заменить ими старые. Для мужчин это связано с возможностью отпустить мужское эго, это то, что Джон Роуэн называет «сдаться Богине».

«Знакомство с Богиней через нас, завершает мужчин и приводит их в наш мир» Алатея Шамун

Это «капитуляция» или добровольная жертва — начало процесса психической смерти, которая в конечном итоге приводит к перерождению в мире участия и вовлечения. Для мужчин, это психическая встреча с силой Богини — в форме темной разрушительницы (например, Кали, Гекаты или Морриган) имеет мощный преобразующий потенциал. Богиня в ее темных аспектах является вратами в подземный мир, место психического вскрытия и реструктуризации. Этот аспект женщины проявляется в патриорхальной культуре, как мужские фантазии о сексуально раскованный женщине, что также связано с создающим тревогу образом женщины, как кастратора и пожирателя.

Если воля может быть направлена на изменение, то любой магический процесс с участием психической реструктуризации может привести к изменению внешних сфер жизни — межличностных и социальных. Сила Богини (Шакти в тантрической терминологии) как испытано мужчинами, открывает нам опыт расширения прав и возможностей (силы, не сформулированной в мужских терминах). Мы можем признать, что возможности преобразования лежат внутри нас, это должно уменьшить тенденцию к программе эгоцентрической потребности в женщине. Реальность этой Богини трудно отрицать или подвергать рационализации, как только это становится непосредственным и сердечным опытом. Этот опыт Дэви, безусловно нужно начать, чтобы ослабить наши культурные рефлексы. Это является частью болезненного процесса поглощения и возрождения — возрождения в участии.

Путь вперед?

Освобождение означает свободу всего существа, на всех уровнях и во всех областях деятельности. Это изменение, которое является фундаментальным и полным. Этого не достаточно, игнорировать или понемногу пробовать и желать изменений в нашей текущей ситуации. Необходимость «повиновения пониманию» возвращает назад при каждой попытке обновления с нашей безрассудной тягой к самоуничтожению. Во многом это эссе утверждение моего личного взгляда на сексуальную магию, как способа раскрытия, активизации и реализации нашего потенциала развития как людей. Результаты, достигнутые в процессе преобразования, дают нам проблески будущих возможностей, по которым мы можем попытаться жить. На данный момент мы знаем очень мало о том, что значит быть мужчиной женщины, вне границ патриархата. Рост, или развитие является трудной и болезненной борьбой, но мы не можем все время сопротивляться ей. Магия является возможным средством, с помощью которого мы можем получить первый проблеск, а затем реализовать эти возможности. В этом для меня состоит сущность фразы «Любовь в соответствии с волей».

Фил Хайн

Эта статья впервые появилась в «Chaos International Magazine», выпуск 4, 1988 г.

Подписаться на обновления

Читайте также

znaharstvo.net