Джексон: красные кости воскресения

Красные кости воскресения Н. Джексон

В символизме Ремесла Старого Обряд, Рогатый всегда был представлен черепом, опирающимся на перекрещенные бедренные кости, особенно в его погребальном аспекте как Повелителя мёртвых и культа предков.

Почитание скелета имеет невероятно древнюю родословную в Европе и других местах, и восходит к духовной практике палеолита. Красная охра или гематит, красная глина, окрашенная перекисью железа, использовалась для окрашивания костей и черепов в эпоху палеолита.

Скелет из пещеры Les Hoteaux в Лйн был окрашен красной охрой и выложен рядом с ритуальными инструментами из рога оленя, на которых был выгравирован олень. Окрашенные кости были символическим актом Воскресения, так как красный цвет — это волшебный цвет крови, жизни, силы, рассвета и возрождения. Таким образом Красная леди из Пэйвиленда в Уэльсе (мужской скелет) обильно покрыта порошком оксида железа. Старонорвежский термин Taufr «магический талисман» и немецкий Zauberie — колдовство оба являются производными от корня To Redden (окрашивание в красный цвет), для всей древней Европы покраснение является синонимом дарования магической жизненности и сверхъестественной силы жизни.

Палеолитический Рогатый Бог был хозяином зверей, тем, кто возрождал животных, убитых охотниками из их костей — эта концепция сохранилась в Сибири, в евразийской культуре, где кости животных не ломают или разбивают, но тщательно хранят на платформах или на деревьях. Такие ритуальные меры предосторожности считаются важными для циклической экологии возрождающейся фауны каждый ежегодный сезон охоты. Неолитическая Могила орлана на Оркнейских островах содержит кости, которые сначала были оставлены снаружи и затем помещены в гробницу.

Персидско-иранские Башни Молчания и Астодан (место костей) показывают аналогичную озабоченность костеобразующим центром человеческого тела, и были задуманы как источник возрождения и новой жизни. Иранская эсхатология, описанная в Большом Бундахишн связывает это с последним днем:

Сначала будут восстановлены кости Гайомарда, затем — кости Машие и Машианы и затем будут восстановлены кости всех остальных людей. Ибо пятьдесят семь лет Сошианс будет восстанавливать мертвых, и все люди будут воскрешены, и те, что были спасены, и те, что были прокляты.

В ацтекской легенде Пернатый Змей Кетцалькоатль создал человечество из драгоценных костей, которые он выиграл в преисподней, облив их своей собственной кровью, чтобы провести антропогенез.

Чтобы полностью понять Рогатого, как Повелителя Красного Черепа и Перекрещенных Костей в традиционном колдовстве, необходимо твердое понимание, насколько важным является метафизическое значение костей в шаманской идеологии. Кость представляют жесткое, неизменное ядро трансцендентной реальности, лишенное излишеств внешней видимости, иллюзорной плоти. Она, таким образом, символизирует чистый источник и основание бытия и регенерации, из которого жизнь движется к обновлению. Джоан Галифакс блестяще подвел шаманское представление кости:

… эта загадочная и все же прочная материя, которая как жидкий кристалл спермы, является богатым источником, всегда способным воспроизводить себя и как священный кристалл кварца, это ясное тело является телом алмаза, костью, испускающей свет.

Кость как кристалл или семя… представляет хранилище самого источника жизни и то, что не является бренным.

В культуре якутских народов шаман носит костюм, имеющий скелет из железных костей, представляющий возвращение к сверхествественному центру семени «Я» и его возрождение.

Инуитские-эскимосский шаманы, во время их посвящения созерцали свои собственные скелеты, осознавая себя словно полностью раздетыми до самых костей бытия. Это внутреннее видение, вызванное аскетизмом, ритуальной подготовкой и глубокой медитацией. Для инуитов-эскимосов Angaqoq — шаманская медитации на собственный скелет, образует ключевую связь посвящения.

Тем самым достигается приобретение духов-союзников и Qaumaneq или внутреннего света, который освещает сознание шамана изнутри. Мирча Элиаде комментирует созерцание скелета так:

…доведение до состояния скелета означает преодоление простого смертного состояния и, следовательно, освобождение от него… воссоздание самого источника духовного существования, что является одновременно «истиной» и «светом».

Генрих Корнелий Агриппа в 20 главе «De Occulta Philosophia» (1631 г.) рассказывает о еврейской каббалистической традиции — параллельной идентичной линии:

И есть в организме человека определенная небольшая кость, которую евреи называют LVZ, величие импульса… которая не подлежит гниению, и при этом не уничтожима огнем…, из которой, как говорят, в воскресение мертвых, как растение из семян должны восстать наши животные органы.

Аналогичный процесс посвящения, перерождения из костей подразумевается в зловещем ритуале тибетского тантризма Чод — Красная Еда, в качестве которой практикующий предлагает свое тело на съедение демоническим существам и диким зверям, которые собираются, чтобы пожрать его без остатка. Чод проводится на старых кладбищах и в пустынных местах, литургическая декламация перемежается ревом Канглинга — трубы из человеческой бедренной кости. Обряд самопожертвования сопряжен с ужасом, заключенным в мистическом Черном мясе.

Как часть опасного Лам-Чун или Короткого пути тибетского тантризма, находящегося под сильным влиянием собственного шаманизма Бон-По, Чод является инициатическим испытанием, вершина реализации которого состоит в понимании, что дьявольские сущности, которые едят живого человека являются на самом деле эманациями его собственной психики, и что в действительности поглощаются и пожираются его собственные иллюзорные псевдо-Я.

Одна из индо-тибетских медитацйя включает визуализацию самого себя в виде:

Сияющего белого скелета огромных размеров, откуда извергается пламя настолько великое, что оно заполняет пустоты Вселенной.

В священном драматическом представлении под названием Tthams также присутствует танец скелетов.

Европейский «Danse Macabre» — «Totentanz» или «Macabre tanz» средневековья, представляет танцующую процессию ряженых скелетов, играющих на трубах и барабанах, как боевой отряд, идущих по улицам и площадям городов по всей Европе во время фестивалей и маскарадов. Танец смерти исполнялся в форме росписи на внешних стенах средневековых кладбищ до 15-го века по всей Франции, Германии, Швейцарии, Англии и Испании, раскрывая иконографию скелетной Орды, которая появляется, чтобы преодолеть ложные законы иллюзорного мира. Танец смерти на самом деле есть вариант мотива Дикой Охоты, возглавляемой Рогатым Богом смерти, экстаза и Хаоса, отображаемого как скелетный монарх, Хозяин костей в Аннуине.

Таким образом, череп и кости в колдовстве является символом Рогатого как Дикого Охотника, который направляет призрачные толпы через небо в Самайн/Юл. Он олицетворяет инициатический транс смерти, мудрость предков и источник духовного вдохновения и пророческих знаний. Некоторые ветви Старого Коршуна в Великобритании по-прежнему используют черепа в формах церемониального медиумизма или некромантии для того, чтобы общаться с душами умерших. Священная поза со скрещенными руками на груди связана также с черепом и скрещенными костями как призывный посул к Древнему.

Церемония Бросания кургана и черепа в традиционной Викке предполагает наложение трех нитей, окрашенных в белый, красный и черный цвета, в виде шестиконечной хекс-звезды над макушкой черепа, который помещается между двух черных свечей. Некоторые методы гадания вызывают духа в череп, с которым затем взаимодействует оракул ведьма. Наиболее архаичное гадание с черепами мертвых шаманов, практикуемое в евразийском культурном континууме сохранилось у юкагиров (Юкагиры (самоназвание деткиль, одул, ваду, алаи) — восточно-сибирский народ. Относятся к древнейшему (аборигенному) населению северо-восточной Сибири). Череп держат в руках, и когда задается вопрос, он становится тяжелее или легче, передавая сигнал отрицательного или положительного ответа.

Череп является местом мудрости, красноречия и высших психических способностей в индоевропейской традиции со знаменитыми примерами, такими как голова Мимира, хранителя Источника Памяти в скандинавской мифологии. Также голову бога Брана почитали в «Собрании дивной головы», в валлийской Мабиноги. Сага о людях с Песчаного Берега (Eyrbyggja) рассказывает о черепе, лежащем на хребте каменистой насыпи (место под названием Геирвор), он говорил, пророча великую битву, которая впоследствии там произошла:

Покраснеет Геирвор от крови людей,
Она поцелует человеческие черепа.
Рогатый Бог как Повелитель кладбища и кургана,
Хозяин Охоты душ и преисподней,
Находит эхо в сатурнианской Вуду Троице,
Включающей барона Самеди, барона Ла Круа и барона Симитьера.

Барон Самеди появляется в виде скелета, одетого в формальный черный пиджак и шляпу, с лопатой и киркой могильщика. Его основным глифом в гаитянском «Culte des Maries» является череп и кости, которые украшают алтари Лоа.

В упоминаниях о роли старого Пака как хозяина зверей, говорится о даровании возрождения из костей в загробном мире. Этот шаманский подвиг был позже описан средневековыми ведьмами, убивавшими животных на саббатическом празднике. Бартоломео Спина в его «Quaestio de Strigibus» (1523 г.) описывает, как ведьмы убивали и ели быка, потом волшебно оживляли его из костей, покрывая их кожей и произнося заклинания.

Я недавно беседовал с писателем Найджелом Пенником о весьма скрытных сектах или обществах, которые могут по-прежнему существовать в отдаленных районах Восточной Англии, именуемых Древним Орденом Черепа и Костей — это мужская ассоциация, вероятно, происходящая от культовой группы посвященных Рогатого Человека в Черном как божества смерти. Это зловещее братство некоторыми до сих пор рассматривается с отвращением, так как они специализируются на использовании человеческих костей для магических целей, в зельях и темных обрядах, для чего часто грабят могилы.

Посвящение в Орден Черепа и Костей включало осушение чаши эля, в котором был смешаны размолотые человеческие кости. Эти секты, родственные традиционному ремеслу, похожи на Капаликов или Носителей Черепов в Индии, экстремистских йогинов, которые поклонялись Богу горящего Гхата, Шиве-Kapalabrht, и которые едят из черепа, медитируя на кладбищах.

Магическое использование костей является частью тёмной стороны Старого Обряда, но также является одним из наиболее архаичных слоев ведьмовской магии под Луной, будучи священным для Черного Властелина Черепа и Темной Старухи, Никневин (Nicnevin) (Дочери Костей). Ведьма,

Сьюзен Баркер была осуждена в Челмсфорде в 1616 году по обвинению в том, что она:

…злонамеренно взяла череп из могилы в кладбищенской земле приходской церкви Апминстера, который был частью тела умершего человека, в последнее время похороненного там, с намерением использовать упомянутый череп в …колдовстве, заговорах и приворотах.

Эта тайная культовая связь, например Черепа и Костей Восточной Англии, связанная со Старым Ремеслом, которое то тут, то там сохранилось в сельских районах, вряд ли подлежит сомнению. Некоторое подобное общество под патронажем Темного Мастера и Ведьмы приняло на себя ответственность за инцидент в городе Клофилл, в Бедфордшире в 1963 году.

Лунной ночью 10 марта того года этот темный ковен эксгумировал скелет женщины, которая умерла в 1770 году из ее могилы у разрушенной церкви на склонах холма Мертвых. Череп был насажен на шест и кости расположены по кругу вокруг него; перья петуха, найденные на месте свидетельствует о жертвоприношении хтоническим силам о чем говорит и четырёхрукий крест в круге, окрашенный в красный цвет на стенах церкви.

Это было по слухам подлинным обрядом некромантии традиционного ремесла, вызывающем силы, используемые для открытия временного портала в мир призраков и предоставления возможности бестелесным душам с другой стороны войти в утробу жрицы, которая в то же время была оплодотворена Магистром.

Ковен Новый Лес, к которому принадлежал Джеральд Гарднер в 1940 году, сохранил иероглиф Темного Повелителя мертвых и Дикой Охоты в их ритуальном символизме, вместе с другими ответвлениями, сохранившегося Старого Обряда; в своей книге «Колдовство сегодня» (1954 г.) он заявляет, что ему было сказано:

Когда Бог (т.е. Магистр) не присутствовал, он был представлен черепом и костями.

Этот символ также нашел свой путь в ритуалы лож раннего действующего масонства в знаке символической смерти, переживаемой посвященным, прежде чем он воскресал. Масонские ложи, дозволенные в 19 веке королем Ательстаном, являются производными от первоначальной языческой субкультуры — саксонского Mannerbunde и тайных мужских гильдий, которые сохранили большую часть мужской стороны Старой Мудрости нетронутыми. Таким образом, в 18-й степени поздних спекулятивных масонов, степень Рыцаря Розы и Креста Хередома, посвященный должен был пройти через черное помещение с алтарем Чёрной Розы, между черепом и перекрещенными костями и Камерой Смерти, освещенной семью факелами, установленными в черепах и перекрещенных костях, до тех пор, пока он не выходил в красную комнату Воскресения.

Древний Рогатый, символизируемый в ритуале Ремесла, черепом и скрещенными костями, является инициатором в абсолютную истину, открывателем, который обнажает суть несокрушимого бессмертного духа в каждом человеке. Он тот, кто отделяет бренную завесу преходящей плоти от вечного, и бессмертного внутри нас. Символизм Старого Обряда возвращения в кости означает смерть в профанном мире проявлений, чтобы очиститься от эфемерной поверхности, которая вводит в заблуждение.

Для традиционного колдовства кости являются твердым духом, блеском и чистотой, кости — это кристаллизованное световое ядро самоиллюминации души и таким образом, это есть трансцендентная реальность и идеальное сознание, освобожденное от всех внешних явлений.

Церемония Красных Костей

1. По темно-красной точке черепа я иду, владея молнией — острым копьем. Убивая безумие, глупость, боль и иллюзию, духи которых нападают на меня с четырех сторон мира, которых я протыкаю ударом молнии, чьё лезвие — ясность.

2. Собирайтесь тени, призраки и Фейри-прародители, Черный Властелин мертвых, приди сюда, чтобы быть свидетелем Мессы Костей.

Собирайтесь, грачи и вороны Аннуина, со дна мрака, из Склепа-Дома Никневин.

Собирайтесь свирепые звери и волки леса, Кто скрывается и воет в диких местах, Старый Шак, Черный Пес Смерти, Спеши сюда, на праздник: Плоть мою я уступаю как твой Красный Хлеб Кровь мою я уступаю как твое Красное Питье. Идите сюда, отдающие и отбирающие, Ко мне, ибо я есть жертва и жертвующий.

3. Задом-на-перед кружась в Танце Мёртвых я возвращаюсь к своим костям. Великий Повелитель сумрачного кладбища и гробниц, лопаты, гробов и тенистых тисов, ты искусный Обратитель, Разделитель, Открыватель того, что было скрыто от начала.

Черный Властелин черепа и перекрещенных костей, пошли свой очищающий черный Ветер Севера, чтобы он содрал дешевые временные лохмотья, обнажая неизменное семя внутри.

(Теперь практикующий должен рассматривать свой собственный скелет, лишенный плоти, из которого вытекают огонь и сияние).

4. Из красных костей я восстаю в кровавом луче рассвета: мои кости есть совершенная истина, чистый дух, сжатый свет, который оживает под рукой Древнего.

Подписаться на обновления

Читайте также

Znaharstvo.Net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous