Человек в Черном и дорога к Шабашу

Человек в Черном и дорога к Шабашу

Ведьмовские кланы и ночные путешественники средневековой Европы рассматривали Рогатого как все-мастера быстрых и мертвых. Он был Скрытым Отцом Мудрого и монархом ночной стороны бытия, которого они почитали в виде первобытного зверя-бога, Черного Человека Шабаша, переодетого магистра, который возглавлял собрания как его наместник на земле и носитель его древней силы.

Обряды Старого Рогатого праздновались на улицах городов и поселков, в залитых лунным светом областях на фоне золотой кукурузы, на полянах с поросшей мхом древесиной, на шепчущих, открытых всем ветрам вересковых пустошах и перекрестках под вращающимися созвездиями в колдовской час. Возведенный на трон и всемогущий, с тайным пламенем горящего факела между его великих рогов, Черный Король принимал поклонение его слуг на протяжении многих веков. Везде, во все времена он правил как Великий Магистр ремесла мудрости, ночного гнозиса старой Европы, известного как Weika.

Название Мудрости и Обряда имеет индо-европейское происхождение от корня WEIK , указывающего на «религию колдунов»: от этого корня некоторые отпечаток перешел к англосаксонской Викке / Wicce — «мудрый», Wiccian -«наложить заклинание», среднеанглийский Wicche — Ведьма, старо немецкий Wikkerie — «колдовство» и Wickhersen — «ведьма» (связано с Wicken -Предсказатель и Wicker — «Ведьма-провидец»).

Вера Weikan — это поклонение с незапамятных времен Королеве Ночи, Иродиаде/Habondia и ее Рогатому супругу-хранителю, которое поддерживалось сетью специалистов-практиков во всех европейских землях. Еще 830 году, Корнелиус Кемпен сообщал, что в царствование императора Лотара пустоши Фрисландии были жилищами Witte-Wiven, или «мудрых-жен».

В сокровенном сердце Мистерий Weikan лежит Культ Сновидения, чьи уединенные последователи летают в ночи на крыльях транса, отправляясь вдоль секретного пути, который приводит к полуночному конклаву Hexentanz, первобытному видению Потустороннего Шабаша. Шабаш ведьм это ночной рай Рогатого Мастера, дикое королевство, которое лежит за пределами известного мира, Инаковость которого ведьма сознательно пересекает в путешествии на метле по заливам тьмы. Чтобы попасть в «область Козла» ведьма использует сочетание тонких практик, призванных привлечь тело сновидения и расширить осознанность за пределами нормальных чувств, в разворачивающейся спирали преобразований и посвятительных метаморфоз.

Истинный шабаш одновременно является состоянием сновидения и внепространственным локусом, где происходит собрание живых и мертвых и достигается Великое Возвращение, которое приводит к новому становлению. Празднующие шабаш, собираются в сумрачных лесах и туманных лугах Эльфейм, и через обратные формулы бесконечного возвращения намеренно «отступают» к тому, что лежит в основе всех явлений и сознания -невыразимому источнику всего создания, представленному в символах ведьмовских Мистерий Котла и Пещеры.

Это мистическое самовозвращение или инициатическая регрессия к корню Всего, является синонимом закона Хаоса Рогатого Бога. Это обеспечивает внутреннюю метафизику ритуального разворота, символизируемого в молитве наоборот, танцем спиной вперед, черными свечами и церемониальными инверсиями, характерными для ритуалов шабаша. Все это определяет способ бесконечного возвращения и самоизменения в земле и матрице первобытного единства, что является истинным состоянием саббатического экстаза.

Онирический (онирический — имеющий отношение к сновидениям или сну) характер Культа Ведьм проявляется в некоторых из ранних судебных процессах в Тулузе в 1335 году, где ведьма Кэтрин Делор подтвердила, что она пришла на шабаш в своем сне. Сновиденный Шабаш является высшим обрядом ведьм, тотальной актуализацией Великой Мистерии -здесь преодолеваются все ограничения и связи. Разделение между Богом, человеком и зверем растворяются в полиморфном аду экстазиса, тайном вознесении во внутренний Дом Ведьм. Таким образом, шабаш — это сон, сон такой потенции, что профанный мир в сравнении кажется бледным и нереальным. Чтобы войти в этот священный мир ночных пирушек требуется непревзойденная ловкость Тела Сновидения и освоение методов обхода и уменьшения захвата профанного перцептивного условного рефлекса, позволяя совершить прыжок или полет на «Другую Сторону».

Пьер де Ланкр (Пользующийся дурной славой судья, терроризировавший район Баск, отправил на сожжение у столба более шестьсот человек и составил подробное описание зловещих деяний на шабашах ведьм) сообщает, что ведьма признавалась ему:

«..Шабаш был настоящим раем, где было больше радости, чем может быть выражено. Для тех, кто пришел туда, время пролетело слишком быстро из-за удовольствия и счастья, которые они ощущали».

Другая 28-летняя женщина рассказала этот убийственному охотнику на ведьм:

«…радость, которую на шабаше испытывают ведьмы была только прелюдией гораздо большей славы».

Рогатый Человек в Черном или Дьявол является привратником и открывателем пути к этому состоянию потустороннего блаженства и тихого экстаза в глубине всех вещей, глубокому царству Faery Nocturnalia, прославляемому на перекрестке миров.

Это был Стоящий Человек, Рогатый Отец, который давал вызывающую сон мазь или «Мазь Шабаша» новорожденному. Антуан Роуз в 1477 году сказала, что дьявол, которого она назвала Робин, дал ей палку для езды и сосуд с мазью, потом оставил знак на мизинце её левой руки в момент ее посвящения. Стиль Элизабет, ведьма из Сомерсета сказала в 1664 году:

«Прежде чем они переносятся на их встречи, они мажут чело, и запястья рук масляными духами, пахнущими сыростью, которые дал им Дух, и затем они переносятся в очень короткое время…»

Реджинальд Скот упоминает как масло, так и зелье, подготовленное ведьмами, «посредством которого они летают по воздуху, но более тонкое зелье, они помещают в графины, те, кто пил из графина, могли наблюдать определенные обряды и немедленно становились хозяином или хозяйкой в этой практике и способности…»

Архаичные практики транс-индукции в сочетании с последствиями использования галлюциногенных мазей позволяли двойнику временно отделяться от материального тела, которое лежало в смертельной каталепсии или сне. Жан де Нино в его «Ликантропия, метаморфозы и экстазы ведьм» (1615 г.) приводит список ингредиентов для мази Дьявола — это водный пастернак, аконит, лапчатка, белладонна и сажа. Эту мазь необходимо втирать в плоть пока она не станет теплой и красной и не проникнет глубоко в поры, согласно старым авторам.

Двойник-душа ведьмы, как считали, оставляет неподвижное тело через рот в виде бабочки или моли. На старом ланкаширском диалекте слово «душа» (soul) используется для обозначения моли и само слово душа (англосаксонский «Sawel», готский «Saiwala») является производным от I.E. SAIWOLOS -«быстрое перемещение, легкое перемещение», подразумевающее быстрое движение и воздушную подвижность освобожденной души.

Символический конь ведьмы-волшебника обычно состоял из метлы из березовых прутьев для женщин и вил — версия копья, для мужчин, на которых они ехали в ночном путешествии. Старое немецкое название для мужчин ведьмаков, «Gabelreiterinnen», означающее «всадники на вилах» — мужское орудие, чьи металлические зубцы представляют рога Древнего. На юге Франции было принято использовать для езды палочки из «Souhandourra» — дерево кизила, хотя орешник и ясень также считались подходящей древесиной для Gand или «палочки-жезла».

В традиционных мифах о ведьмах, практикующий часто вскакивал верхом на шест и взлетел через широкое отверстие дымохода, как показано на многих старых рисунках, например Тенирса «Отправление на шабаш» и Франса Франкена «Ведьмы Шабаша».

В 1598 году считалось, что: «Франсуаза Секретен перенеслась (туда) верхом на белой палке. Сатана, в виде высокого темного человека переместил туда Тьен Паже и Антайду Колас, которые как правило покидали свой дом через дымоход…»

Молодая девушка, Клодин Бобан, призналась, что: «она и ее мать разъезжали верхом на помеле, и, вылетая из дымовой трубы, таким образом, переносились на Шабаш».

Шаманы остяков и чукчей в Сибири взлетают через отверстие дымохода в «Небесные Палаты», отмеченные Полярной звездой в центре небес. Среди алтайцев «Золотой Дымоход Небесного Дома», центральное отверстие юрты для выхода дыма, рассматривается как проход между мирами, используемый шаманами в их мистическом восхождении — межкосмическое «отверстие в небе».

В отношении полета ведьм через трубу дымохода, мы можем отметить, что в тибетской религии Бон-По, душа в момент смерти, покидает тело через лобовой швов черепа — Брахмарандру, в виде падающей звезды — Лама облегчает этот процесс через обряд, называемый «полет стрелы через дымовое отверстие».

Поэтому восхождение ведьмы через отверстие дымохода, можно рассматривать как микрокосмический процесс, в котором духовная эссенция поднимается вверх, по центральной оси и проходит через высший психический центр в черепе, вступая в трансцендентное состояние, возникающие время от времени и в материи — как блаженство, и в бессмертном существе.

Много было написано о фаллическом значении метлы ведьм, езде на шесте или Gandus. По словам некоторых традиций, конец таких шестов должен быть резным, представляя «membrum virile» (скрытый пенис) спрятанный под связанными березовыми прутьями.

Старая иконографии ведьмы-богини, которая едет на метле в звездной высоте фактически возобновляет последовательность весьма секретных техник, иногда называемых «Формула метлы» в Старом Обряде. Здесь шест-полюс представляет фаллос Белого Оленя, Рогатого Мастера в его аспекте совершенно неподвижного духа и мудрости, которая в соединении с творческой энергией ведьмы-богини, дамы Венеры, проявляет первоначальное единство, из которого разворачивается космос и в которое он возвращается.

Соединение Богини и фаллического шеста-полюса обозначает метод эротической магии, посредством которого «Кипящего огонь» леди Силы Света пробуждается в нижней пещере волшебной горы и поднимается вверх по оси мира и через «Дымовое Отверстие» (высший психической центр в черепе). Этот союз Красной эссенции дамы Венеры с белой эссенцией Белого Оленя скрывает некоторые глубокие тайны «ведьмовского полета» или левитации на метле.

Черный Повелитель Ведьм — это темный бог двух рогов, который является архетипическим инициатором, психопомпом, который отделяет тонкую сущность души от грубого материального образа тела и который предоставляет экстазис ночной трансвекции в магическом трансе «живой смерти». Когда тьма охватывает весь мир и всех спящих в своих постелях, является он — облаченный в темноту Мастер, который призывает мудрых выйти из себя, лететь на бушующих ураганах и бурях, замедляясь над чащами, рвами и долинами к областям за пределами. Как великий колдун и Повелитель мёртвых Рогатый позволяет такие переходы к духу, и открывает Дорогу Дьявола к Высшему Шабашу.

Маскарад Скрата

Рационалист Реджинальд Скот в его «Discoverie Оf Witchcraft» (1584 г.) («Открытие колдовства». Эта коллекция магических текстов была издана приблизительно в то же самое время, когда Джон Ди проводил свои мистические эксперименты. Цель Скота состояла в том, чтобы противостоять инквизиции, охотящейся на ведьм, высмеивая тексты по демонологии) высмеивал то, что он рассматривал как старые женские сказки о Ведьме-Богине и дает описание популярных представлений о Рогатом в Елизаветинской Англии:

«.. уродливый Дьявол, с рогами на его голове, с огнем изо рта, глазами, как чаши, клыками как у кабана, когтями как у тигра, кожей, как у медведя и голосом, ревущим как у льва».

Как полу-животное, полу-человек Повелитель Анимы, Рогатый Бог ведьм предполагает целый ряд териоморфических обличий в народных мифах о шабаше. Наиболее знаменитая его форма представлена черным козлом -Властелином Черных козлиных шкур.

В Пуатье в 1574 году три колдуна и ведьма были обвинены в сборе на перекрестке в честь Древнего в форме «un grand Bouc noir» (Большой черный рот (фран.)). Де Ланкр сообщает, что баскские ведьмы говорили, что Рогатый Бог осуществлял контроль над их церемониями в виде большого козла с факелом между его рогами. Анри Боге также утверждает, что сбор поклонялся Древнему:

«…иногда в форме высокого темного человека, иногда в форме козла и выражая свое поклонение и воздавая почести, они совершали подношение свечей, которые горели голубым светом».

Рогатый Бог как самец-козел Люцибело переносит своих избранных на Шабаш на ореховом дереве беневенто в итальянском ведьмовсте.

Так же как Черный баран, Рогатый Мастер предполагает форму древнего Черного Быка земли и преисподней. Эта маска может быть связана с древними кельтскими изображениями трехрогого быка, которого почитали Белги (Белги были группой галло — германских племен, живущих в северной Галлии, между английском каналом и на западном берегу Рейна, по крайней мере, в 3-м веке до нашей эры. Позднее они были обнаружены также в Великобритании и, возможно, даже Ирландии) и хтонического Бога Доннотауруса (Donnotaurus) (царственный бык) из галльской традиции.

Снова Де Ланкр упоминает, что ведьмы баскских Пиренеев поклонялись Быкорогому Богу. В евразийских мифах Черный Бык Севера приносит штормы и тучи, чтобы сделать землю плодородной. Бык является воплощением Рогатого — удивительной мужественности и мужской потенции, как отец всех живых существ.

Как Черная Собака, Древний имеет заметную роль в легендах по всей Европе как предзнаменование смерти и похоронный глашатай. В XVIII веке ведьмы поклонялись Горному Дьяволу в виде «большого, черного уродливого пса», «дворняжки Towzie» в шотландском знании, с визгом его волынки в тоскливых и жутких местах ночью, чеканным топотом его раздвоенных копыт. В этом собачьем преображении он Черный Пес Ланкашира и Йоркшира, Бродяга, Траш и Баргест — все эти прозвища обозначают лохматую, черную адскую гончую с пылающими красными глазами, звенящую цепями и с рогами.

Другие проявления того же архетипа включают Mauthe Doog или Черного Пса традиции острова Мэн. Как страж нижних порталов преисподней, Черный Пес известен как «Мрачная церковь» и Рут Тонг описывает, как иногда в северной части кладбища хоронили совершенно черную собаку как сторожа-хранителя. Время от времени Мрачная Церковь был замечен бродящим вокруг могил во время штормов и тогда звонил колокол в полночь, чтобы объявить о неминуемой смерти поблизости.

Кот является еще одной важной формой Рогатого Бога — Роланд де Вернуа описывал в 1598 году: «дьявол предстает перед теми, кто явился на шабаш в виде большого Черного Кота». Ведьмы Лапландии также сталкивались со Старым Богом в его темном кошачьем аспекте. Некоторые адские шотландские обряды вызвали кошачьего Демона или Мастера Кота, по имени «Большие Уши», которого когда-то заклинали появиться в видимом проявлении по желанию колдунов.

Связь между Рогатым Зверем-Богом и сверхъестественным черным котом очень напоминает культ ацтекского божества, Тескатлипоки, который крался в ночи как Великий Ягуар. Записи ацтеков описывают эту кошку так:

«…обитатель леса, скал, вод; благородный, королевский, как о нем сказано. Это властелин, правитель животных… осторожный, мудрый, гордый…Иночью он выслеживает; Он ищет то, на что он охотится, что он ест… ясно его зрение… , даже если очень темно, даже если вокруг туман — он видит».

Ночное божество-кот средневековых ведьм уходит корнями к архаичным кельтским богам, таким как король Каирбре Киннхайт Кошачья Голова, божественный предок Эрайн (Erainn), упоминаемый в ирландском произведении «Коир Анманн» XII века:

«Каирбре Киннхайт Кошачья Голова, обладал кошачьей головой, то есть по форме его голова была как у кота, который был его Богом».

В 1630 году колдун Карл Александр Гамильтон сказал его наблюдателям, что он видел дьявола в форме ворона, ссылаясь на древний аспект Бога как «Великого ворона». В королевстве Норфолк Человека в Черном отличало главным образом черное перо ворона, которое он носил за летной его шляпы.

Саббатический Бог ведьм Бамберга был зеленого цвета, с острыми когтями на руках и ногах, головой как у совы и большими рогами — любопытный сложный архетип, вероятно извлеченный из местного фольклора того региона Германии 17 столетия.

Трезубец-ваджра и вилы-шест

Рогатый Бог, в его европейской фольклорной иконографии Дьявола часто изображается с трезубыми вилами в руке — отчетливо библейским атрибутом. Значение трезубца дьявола можно проследить в доисторическое прошлое, во ремена индо-европейских миграций. Узнаваемый архетип в ранней ведической духовности может быть определен в древнем божестве Рудра-Шиве, который был назван «диким охотником индуизма», и который очевидно представляет восточную ипостась Великого Бога, ставшего Рогатым в европейских традициях.

Имя Рудра сегодня интерпретируется как «дикий», и встречается в латинском языке как «Рудис» — «грубый, дикий» от индоевропейского RODAS -шероховатый, дикий, незавершенный. Рудра едет на кабане или быке, он грозный стрелок, посылающий свои смертельные стрелы с безошибочной точностью, ужас богов, людей и зверей, так как он воплощает божественную свирепость и удивительную энергию. Как повелитель надсоциальной пустыни «Могущественный Рудра, Бог с заплетенными волосами» был исключен из ведических жертв и почитался отдельно. Как гласит ведический гимн 2.33 Риг-Веды:

«По праву ты носишь стрелы и лук: по праву ты носишь драгоценное золотое ожерелье, имеющее много форм и цветов: по праву распространяешь эту страшную силу над всем. Нет ничего более мощного, чем ты, Рудра».

Рудру также заклинают как «рыжего и удивительного быка», что возвращает нас к быкорогому Богу языческой Англии, в виде «Рождественского тельца» и других маскарадных обычаев. В индийских знаниях мы можем увидеть бычий тотемизм в Нанди — быке Шивы. Свита этого Бога состояла из восьми Рудров, которые носились с ним через миры, сотрясая горы и опустошая леса на своем пути.

Рудры интерпретировались как тени предков, которые сопровождают Махадева, их имена продолжают его различные аспекты:

  • Бхава «Существование»;
  • Шарва «Тот, кто имеет стрелы»;
  • Пашупати «Повелитель зверей»;
  • Югра «Ужас»;
  • Махадева «Великий Бог»;
  • Рудра «Дикий»;
  • Ишана «Правитель»;
  • Ашани «Удар молнии».

Яан Пухвель ясно сформулировал спорные вопросы:

Его двойной аспект как мирного, белого Шивы и яростного, черного Махакалы отражен в европейском Рогатом Боге, который выглядит как Белый Олень и Черный Бык, что подтверждает общее происхождение индо-кельтских предков.

Рудра-Шива владеет ваджрой-трезубцем, под названием Тришула, чьи три зубца представляют собой создание, сохранение и растворение или белую ясность (саттва), красную силу (раджас) и черную инерцию (тамас). Цыгане Славонии используют в некоторых заклинаниях для перемешивания зелья и освящения магического варева трехпрутовую веточку, которая называется Трушул — «цыганский крест». Трезубец, который носил Дьявол в европейских фольклорных образах — это версия Шеста, которая кажется производной от родственного архаичного источника. Ваджра-трезубец или трехрогий шест Дикого Бога позже превратился в знакомые вилы Старого Ника, его динамический символ и святое оружие его тройной силы.

Танец ведьм: Шабаш и колдуны

Ночь, в которую можно было наблюдать Шабаш, варьируется от одного места к другому: бенанданти (Бенанданти — аграрно-языческий культ плодородия в провинции Фриули Северной Италии, в 16-м и 17-м веках. Название происходит от слов \»добрый, хороший\» и \»идти\». В период 1575-1675 бенанданти подвергались обвинениям в еретничестве и колдовстве и их верования приравнивались к сатанизму) путешествовали в ночи по четвергам, как и многие европейские ведьмы, в Эссексе предпочитали пятницы — регулярно в эти ночи и около четырех «Ночей тлеющих углей» или в дни пересечения четвертей года, братья и сестры веры впадали в транс и экстазис, и отправлялись в потусторонний мир на собрание Мастера, вневременное Иномирье.

Местом шабаша обычно является горная возвышенность, пещера — шлюз в ноуменальное царство, символический «Холм Венеры» или чрево Ведьмы-Богини. Мы видим это на Блокула, или Черном Пике шведского ведьмовства, в Пендл Хилле в Ланкашире, в Пюи де Дом в Оверни, Франция, в Венусберге в Германии. Кристиан Стридек его «De Sagis» (1691г.) пишет:

«…горы Бруктери, именуемые некоторыми Мелибус, в герцогстве Брунсвик, имеют репутацию места встреч ведьм. На народном языке эти горы называются Блоксберг или Хевеберг».

Он также комментирует, что шабаши ведьм: «как правило, проводятся на лесных полянах, или в горах, или в пещерах и в любых местах, которые далеки от обычных прибежищ людей».

Однако истинный Пик Шабаша географически не фиксирован, но существует как архетипическое возвышение, появляющееся на призрачном ландшафте, предстающем перед внутренним взором колдуна. Там на некой открытой всем ветрам высоте мечутся и пляшут тусклые красные огни в определенные сезоны, и быстрые силуэты танцующих фигур смешиваются в кругу, поднимая свои голоса в ночи — которые взлетают как ураган в пугающих ритме Песни древнего Шабаша.

Различные этапы Саббатического Ритуала имеют иероглифическую конфигурацию, которая скрывает цикл посвящений, имагинально-символического представления различных магических актов и соответствующих состояний разума, встречающихся на Пути Ночи (Via Nocturna). Гуаццо в его «Compendium Malificarum» («Компендиум Зла») опубликованном в 1626 году описывает популярную концепцию ритуалов Шабаша:

«Затем они предлагают ему (Дьяволу) черные как смоль свечи или пуповину младенца: и целуют его в ягодицы в знак преклонения…»

Срамной поцелуй в заднюю часть Черного Козла, является символической инверсией норм и вуалью для древней техники с участием возбуждения магико-творческого огня в нижнем «колесе» тела. Когда Саббатический обряд проводился группой ведьм — это был священный праздник, чья главная цель, как представляется, состояла в гедонистическом усилении чувственных способностей. Как сказала Мадлен де Демандоль в 1611 году:

«Напиток, который они пьют — это мальвазия (Мальвазия (мальмазия) — сладкое ликёрное греческое вино из винограда с таким же названием), который возбуждает и подготавливает плоть к роскошному распутству».

В вино, которое пили на Шабаше, часто добавляли травяные алкалоиды, чтобы вызвать изменения в психических механизмах празднующих, Гуаццо(Один из наиболее авторитетных авторов былых времен, писавших о ведовстве, Франческо-Мария Гуаццо, член братства св. Амброзия в Немю) рассказывает нам об Обратном движении или движении против часовой стрелки круга ведьм:

«…выполняется в круге, но всегда налево… Все обряды выполняются с максимальной абсурдностью в бешеном кольце со сцепленными руками и спина к спине».

Этот танец против движения Солнца воплощает в себе великую инвокацию ритуальной инверсии и хаоса. Как метафизическая формула это подразумевает ту же тайну, что и индо-тибетская тантрическая концепция Ультра Садханы -«движение против течения», которая включает полный регресс или обращение вспять всех человеческих способностей, психических, дыхательных и физиологических в возвращение к чистой Алмазной Пустоте тела, вечной, неизменной, ясной, вне конечного времени и обычного (бредового) осознания.

Это также намерение Nuptiae Sabbati, коллективного собрания ведьм на вершине обряда в результате взрыва разнузданной чувственности, во главе с Рогатым Человеком в Черном и Королевой Шабаша.

Автор Павел Грилландус говорит, что женщины ведьмы соединялись с Рогатым Мастером «с максимальным сладострастием» и всей совокупностью вспомогательных дополнений, в том числе фасцинум (Фасцинус, Фасцин (лат. Fascinus) — древнеримское фаллическое божество, идентичное с Мутунусом (лат. Mutunus) и Тутунусом (лат. Tutunus). Фасцин почитался как защитник от сглаза (греч. офВа^цод PaoKavo^ — дурного глаза), колдовства и злых демонов. Покровительством Фасцина пользовались, в первую очередь, дети. В Риме поклонение Фасцину входило в число официальных культов, обряды поклонения выполнялись весталками. Фасцин изображался в виде фаллоса, зачастую крылатого, его символом были фасцинии (лат. fascinum) — амулеты в форме фаллоса либо барельефы) и кнут, которые использовались как психо-сенсорные стимуляторы, которые возносили празднующих к зениту эрото-магического экстаза.

Это было одновременно и иерогамной теофанией, и слиянием всех форм в бесконечном возвращении к первобытному единству по формуле Nuptiae Sabbati — каждый колдун становился гранью или преображением Великого Рогатого и каждая ведьма воплощением дамы Венеры-Habondia и их союз является восстановлением мистического основания Единства. Это символическое представление достижения Высшего Освобождения Викканского Гнозиса.

Via Noctcrana — Путь Ночи

Via Nocturna — это последовательность «снов наяву», которая используется в Пакте Духовной Охоты как созерцательный/онерический шлюз к Саббатическому Конклаву. Его следует исследовать на рассвете или в вечерних сумерках или в момент полуночи. Перед визуализацией следует совершить предварительную инвокацию, или ночное проклятие шабаша ведьм:

Ночное Проклятие
Пусть мои слова летят вперед в трансморфозис!
Я вызываю свое Я, вызываю все свои
Я в многообразии возрождений за горизонтом известного.
EMEN HETAN!
Я освобождаю чувства от рабства, прыгаю в запредельный край
Лугов Сновидений, поле Козла,
Договор полночи распростерся над всеми.
Черный Повелитель Двух Рогов, все изменяется в твоем
Танце Задом-на-перед, в котором мы возвращаемся навечно к тайному источнику.
Зеленый Властелин Девственного Леса, дохни на нас
Зеленым туманом вдохновения, которым мы отделяемся в безграничную плодовитость.
Темная Императрица пещерного пика,
Серебряным ключом и пылающим клеймом, и железным ножом,
Стань нашим высшим сосудом
Становления в Котле Пустоты: избави нас, мы молимся, в вечном рождении бытия.
Твоей силой я убиваю эти мирские видения всего рабства,
Превращая свою Волю в безграничную свободу,
Мое Желание в полноте потенции,
Мое тело во множестве проявлений новой жизненности!
Алыми путями и зелеными путями я вызываю
Святую Толпу в ночь — паломничество к Месту Сатира
Да будет так!

Путь Ночи

Вы сидите со скрещенными ногами на окрашенных и полированных половицах темной комнаты со стенами из беленого камня, с низкими потолками с темными балками из дуба. Глубоко утопленное окно с алмазным стеклом, позволяет бледному лунному лучу падать на пол — через стекло видна Луна, которая медленно поднимается над бегущими облаками, освещая их млечным сиянием, контрастирующим с глубокой лазурью небес.

Камера освещается высокими подсвечниками с восковыми конусообразными свечами по обе стороны от вас, стоящими перед мерцающим пламенем большого очага с его нависающим дымоходом прямо перед вами.

Ветер стонет и бормочет, заставляя пламя свечей дрожать, вздыхая скорбно в дымном горле дымовой трубы, словно далекий рев в темном мире.

Слева от пылающего камина у стены вертикально стоит метла из березовых прутьев. Справа на камин опираются вилы. Вы слушаете одинокий плач ночного ветра, который то поднимается, то стихает, слышите потрескивание и шипение углей, прерывистые колебания деревьев и треск сучьев снаружи.

Вы поднимаетесь и медленно идете вперед, проходя между двумя свечами, подходите к очагу, вы берете метлу/ вилы в свою руку и помещаете её между коленями как палку для верховой езды. Теперь молча, намеревайтесь отправиться в ночь, внутренне обращаясь к Рогатому:

Приди, Скрытый Отец Двух Рогов
Неси меня к перекрестку звездного света и тайны:
Приди, Великий Mагистериус ночи.
Неси меня к черному пику шабаша.

Теперь вы плывете вверх ногами на вилах или метле, легко поднимаясь с дрейфующими кольцами дыма из очага. Под дымоходом вы поднимаетесь на невидимых крыльях тела сновидения вверх, в тусклый туннель, закрученный голубоватыми облаками, который открывается над вами.

Вы поднимаетесь выше и выше в туманном водовороте в сумрачную атмосферу. Оставив мир людей далеко внизу, плавно летите через завесу тумана. Вы путешествуете через туманный воздух, и завесы тумана теперь становятся все тоньше, они становятся прозрачными и перед вами наконец раскрывается …

Подписаться на обновления

Читайте также

Znaharstvo.Net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Anonymous